ЭКО

Редакционный раздел

Пользователи : 13958
Статьи : 2843
Просмотры материалов : 11617662

      Свежий номер

     f2018 08

       Купить номер

 

Иллюзорная простота баланса Печать

Мы должны верить в будущий прогресс межотраслевого балансового метода. В постиндустриальном мире теории равновесия должны дополнительно сконцентрироваться на диспропорциональностях, несовершенствах рынков и провалах в управлении.

 

 

Принято считать, что специалист, применяющий математические методы в экономике, должен знать о таблицах межотраслевого баланса так же твёрдо, как ученик средней школы знает таблицу умножения.

Действительно, межотраслевые модели незаменимы в макроэкономике, а подготовленному математику работать с линейными моделями немногим сложнее, чем школьнику – делить 4 на 2. Вместе с тем, воспринимая баланс в качестве привычного инструмента, числовой модели, математик обычно уверен, что достаточно решить систему линейных уравнений типа В•Х = С (в матрично-векторной записи), как получится плановое задание для экономической системы: чего сколько производить (Х) и для кого/чего (С).

Упрощения моделирования ведут к неоправданным надеждам системы технократического управления: если правильно посчитать модели, то можно научно поуправлять реальными хозяйственными субъектами (организацией или системой организаций), регионами или страной. Увы, сладостные иллюзии неприятно развеиваются циклическими штормами неудач экономической практики. Складывается впечатление, что корпорации, регионы, государства и международные организации всё-таки не до конца понимают собственную экономику, а просто верят в предлагаемые модели.

Микродинамические основы балансового метода

 

Простейшее представление о балансе любого экономического субъекта задается общеизвестным принципом: нужно жить по средствам. Даже и не скажешь, чего больше в таком требовании: этических ограничений или экономического смысла? Ведь каждый из нас приведет многочисленные примеры, когда экономические субъекты (от наркоманов или игроков до правительств мировых держав) живут не по средствам и залазят в долги. Долги могут быть не только денежными: предприятие может задолжать поставку предоплаченного товара или услуги, а фермер – ещё не выращенный урожай. Понятие задолженности по своему смыслу (сравните со словом долго) связано со временем.

Жить по средствам означает рассчитывать на собственные усилия по добыче средств существования и запасать их на будущее, когда бывают перебои с добычей насущных благ (например, как всегда, совершенно непредсказуемо пришла зима). Тем самым подразумевается наличие излишков, которые постепенно расходуются (например, урожай картофеля или берёзовые веники для бани). Иначе говоря, сбалансированное существование не предполагает наличия строго определенного и точно отмеренного количества благ. Сбалансированность непременно включает (нередко резкие) перепады (получение – расходование) количества наличных благ, которых в целом, в среднем хватает для нормальной жизни. Сбалансированность есть достаточно интенсивный и длительный поток поступления и расходования благ.

В сложно организованной экономической системе каждый субъект может выходить за пределы своих бюджетных ограничений и некоторое время жить не по средствам, в надежде на будущее. Например, фермер набирает кредиты и живёт видами на урожай, а студент берёт образовательный кредит, надеясь на перспективное трудоустройство после окончания учебного заведения. Это означает, что поддержание существования субъекта временно связано с другими субъектами экономики, с которыми то и дело приходится урегулировать отношения. Для того чтобы взаимодействовать (то есть кооперироваться), субъекты-доноры должны быть достаточно продуктивными и запасливыми, способными «прокормить», обеспечить тех, кто временно не может жить за свой счет.

Многоотраслевая кооперация предполагает массовое коммерческое кредитование (в том числе предварительную оплату и оплату по факту поставки), компенсирующее пространственно-временные разрывы при продвижении благ от поставщика товаров или услуг до потребителя. Межотраслевые поставки формируются через постоянное возобновление коммерческого кредитования, а производственные затраты представляют собой накопленные результаты взаимного доверия между экономическими субъектами. Наоборот, разрушение доверия ведёт к свёртыванию производственных связей, что и наблюдалось ещё 15 лет назад.

Например, не могут жить только собственными усилиями (без заказов, снабжения и комплектации) целые цепочки технически продвинутых производств (химические и металлургические заводы, автозаводы и т.п.). Они вынужденно встраиваются в сложные взаимозависимости по поставкам, создают внутриотраслевые (последовательная переработка) и межотраслевые (сборка, комбинирование продукции) производственно-технологические связи. У крупных предприятий сотни, а то и тысячи дебиторов и кредиторов, которые отражаются в бухгалтерских книгах и финансовой отчётности. Именно учётные балансы показывают, живёт ли организация по средствам, не убыточна ли она в отчётном периоде времени. Но даже у самой безнадёжной организации будет бухгалтерский баланс: учётная сбалансированность не зависит от эффективности, хотя из баланса и следуют индикаторы эффективности деятельности организации.

Для большинства людей, семей, фирм и правительств концепция «жизни по средствам» представляется очевидной, и они стремятся придерживаться своих бюджетов, опираться на собственные ресурсы. Но так ли уж проста задача жизни по средствам? Ведь привести расходы в соответствие с поступлениями требуется, не забывая ни о чём важном для собственного существования. Значит, постоянно нужно решать задачи планирования, т.е. сочетания различных благ в соответствии с нуждами.

Например, каждая хозяйка заблаговременно раскладывает свои деньги на необходимые покупки. Это планирование недостающих товаров и услуг. Для стиральной машины нужен порошок, для жарки блинов нужно масло, а для того чтобы ходить на работу – колготки. Всегда существуют обоснованные пропорции между тем, что уже есть (в том числе куплено), и тем, что нужно достать, прикупить. Жизнь по средствам включает в себя практическое ведение пропорциональных балансов доходов и расходов.

Планирование как административная (распорядительная) функция воспринимается естественной частью любой хозяйственно-управленческой деятельности. Каждый человек, имеющий опыт самостоятельной жизни, считает, что легко справится с таким управлением, когда не приходится всерьёз отвечать за принимаемые привычные решения. Поэтому все мы уверены, что можем быть начальниками, по крайней мере, не хуже других.

Всё обстоит именно так. Действительно, многие люди могут быть посредственными начальниками, но мало кто способен быть хорошим, глубоко понимающим и предусмотрительным руководителем, который постоянно помнит о потребностях во всех ресурсах. А попробуйте-ка сказать своему начальству, что оно постоянно что-то упускает из виду, и от этого страдает вся организация! Не у каждого хватит духу. Да ещё не у каждого достаточно способностей увидеть подлинные недостатки управления.

Мало кто сегодня задумывается над тем, что научная политическая экономия родилась вследствие предположения, что при управлении централизованным государством можно применять те же методы и приёмы, которые используются при управлении домашним хозяйством или фирмой. Между прочим, ещё никто всерьез не опровергал и не доказывал эту изначальную гипотезу. К ней притерпелись даже в либеральных экономиках. Все современные методы управления сложными экономическими системами базируются на твердой уверенности, будто (независимо от сложности) ими можно «рулить» подобно тому, как любая разворотливая хозяйка управляется с кухней, мужем и детьми. То есть, оперируя на уровне простых понятий о целесообразности, надёжности и своевременности.

В результате бухгалтерский, микроэкономический подход привёл к зарождению современной макроэкономики,включая представления о системе национальных счетов. Из этого подхода выросли концепции баланса социалистического (директивно-рыночного) народного хозяйства, а в капиталистических (либерально-рыночных) экономиках – таблиц «затраты – выпуск». Таблицы «затраты – выпуск» и межотраслевой баланс (симметричные таблицы «затраты – выпуск») как их составная часть являются неотъемлемым элементом и системы национальных счетов, и – в прошлом – баланса народного хозяйства.

Отчётность и статическое балансовое представление

 

Всякий, кто фотографировал, знает последствия резкого нажатия кнопки затвора: камера вздрагивает, и снимок оказывается смазанным. То же происходит и при разработке отчётных таблиц «затраты – выпуск». В процессе создания балансовой картины участвуют две стороны: национальная статистика, делающая очередной «фотоснимок» для своего альбома, и не всегда охотно позирующая ей экономика. Статистике нужно точно определить время экспозиции и держать в фокусе точно те сюжеты, которые задумано запечатлеть.

Регистрируя движение благ через каждый субъект экономики в течение года, можно по итогам наблюдений сделать свод балансов хозяйственных субъектов и составить общую картину движения благ. Понятно, что свод балансов останется балансом, в том числе содержащим взаиморасчёты хозяйственных субъектов, т.е. движение отдельных видов товаров и услуг. Годовое движение товаров и услуг между разными субъектами будет представлено статически, как показатели суммарного годового объёма потока благ: собран такой-то урожай, затрачено столько-то электроэнергии и т.д. Если учитывать отраслевую принадлежность поступавших благ (в какой отрасли экономики блага были произведены), то появляется возможность сопоставлять детализированные по продуктам затраты периода с валовым выпуском продукции. Это и будут отчётные таблицы «затраты – выпуск».

Здесь нас поджидает первый серьёзный подвох. Товары могут поступить в отчётном году, но быть произведёнными в предыдущие. Иными словами, поскольку производство товаров происходит заведомо до их потребления, и товары могут подолгу находиться в пути и на складах, большая часть потребления за период может оказаться не новой продукцией, а продукцией предыдущих периодов (причём не одного). Например, выдержанные алкогольные напитки или драгоценные металлы могут поставляться через десятилетия после завершения процессов их производства. Очевидно, чем короче период регистрации товарооборота, тем меньше доля потребления товаров, произведённых в данном периоде. Получается, что сопоставлять затраты с выпуском можно без оговорок только в бесконечно длинном периоде.

Если же периодом считать один отчётный год, то следует понимать, что значительная часть добытого твёрдого топлива, агросырья и металлов были произведены в прошедшем году. Чаще всего на натуральных пропорциях производственных расходов это сказывается несущественно, но цены-то за несколько кварталов могут заметно меняться. Стоимостные пропорции в балансах экономических субъектов будут изменяться вслед за относительными изменениями цен потребляемых и выпускаемых продуктов. Другими словами, даже если коэффициенты удельных производственных затрат продуктов (технологии) в натуральном выражении неизменны в течение ряда лет, стоимостные коэффициенты (прямых) затрат могут существенно меняться со временем.

Напомним, что именно логика, обосновывающая переход от натуральных показателей технологического расхода к стоимостным показателям затрат, составляет основную методологическую тонкость построения таблиц «затраты – выпуск». Гипотеза долгосрочной устойчивости технологий, т.е. сложившегося сочетания товаров и услуг в производственных процессах, позволяет исследовать макроэкономические пропорции через массовый сбор и агрегирование производственно-финансовой отчётности организаций. Агрегированию предшествует тщательное отделение затрат, входящих в себестоимость, от общих расходов. Но даже после того как сделано правильное разбиение расходов, не удаётся избежать второго серьезного подвоха – открытости любой современной «рыночной» экономики.

Говоря об открытости, мы обычно подразумеваем, что никакая система не работает только на себя. Одни регионы страны вывозят свою продукцию в другие и ввозят их продукцию, страны и экономические блоки экспортируют и импортируют продукцию. Чем меньше размер рассматриваемой экономики, тем больше в ней доля потребляемой импортной (ввозимой) продукции и тем больше продукции экспортируется (вывозится). Тогда закономерен вопрос: что же (какая экономика) изучается при помощи таблиц «затраты – выпуск»? По сути дела, рассматриваются не только взаимосвязи совокупности организаций, которые представляют сведения о своих доходах и расходах, но также и их связи с контрагентами за пределами этой совокупности.

Строго говоря, принять упрощённую модель «затраты – выпуск» можно только для всей земной экономики, но не для отдельной (даже крупной) страны. С целью повышения аналитических возможностей материалов обследования регионального или странового производства приходится отделять потребление продукции, произведённой в обследуемой экономике, от импортированной (ввезённой) в неё. А ведь любая экономика постоянно развивается. Год от года меняются технологии, внешнеэкономические связи, цены и т.д. Всё чаще появляются новые отрасли (виды экономической деятельности). Требуется постоянно наблюдать за тем, как происходящие изменения отражаются на состоянии отраслей и экономики в целом.

Таким образом, проблемы отражения экономической динамики и открытости в таблицах «затраты – выпуск» страновой или региональной экономики связаны с традициями статического представления деятельности резидентов. Эти проблемы можно было бы частично снять при переходе к балансам наличия и движения материальных благ (оборотным балансам). Но, похоже, это вопрос неблизкого будущего.

Значение наблюдаемости и недооценка вторичных рынков

 

Никто не любит, когда другие люди видят, а тем более, фотографируют его недостатки. Организации не исключение – они также остерегаются статистических обследований и могут искать различные пути, чтобы не вполне корректно выполнять законодательство по государственной статистике и финансовой отчётности. Уже бухгалтерские балансы организаций стараются приукрасить или заретушировать (естественно, в пределах, допускаемым аудитом) экономическую деятельность.

Кроме того, труднее всего сделать групповой портрет: нужно расположить всех в правильном порядке и уловить момент, когда никто не моргает и не вертит головой. Иначе сносной фотографии не получится. Как и люди, предприятия различных отраслей и различного размера ведут себя совершенно по-разному. Если же собрать балансы десятков тысяч разнородных предприятий и без всякой аналитики сделать свод показателей, то статистикой будут накапливаться систематические ошибки вследствие неизбежных разночтений (в том числе допускаемых законодательством) при отражении хозяйственных операций.

В бухгалтерских книгах часть операций может не отражаться или отражаться неточно и недобросовестно. От этого не зависит баланс по организации (повторимся, отчётный баланс состоится всегда), но на уровне национальной статистики могут возникать, на первый взгляд, непонятные расхождения. Например, под кодами импортной продукции «стеклобой» поступает вполне пригодная стеклотара.

Статистика не в состоянии проследить за всеми видами деятельности, отчего в каждой экономике присутствуют ненаблюдаемый и теневой секторы. Значительные секторы (домохозяйства, рыболовство, сельское и лесное хозяйство, надомные услуги и т.д.) наблюдаются на минимальном уровне, т.е. путем выборочных обследований и упования на нормальные свойства распределений в генеральных совокупностях. Вследствие отсутствия полной информации статистикам приходится «распространять» сведения о выборочно наблюдаемой деятельности на ненаблюдаемую или недостаточно наблюдаемую часть экономики. Чем меньше (по выручке или штату) средний размер организации в экономике, тем больше доля досчётов на ненаблюдаемость. Тем, соответственно, выше вероятность систематических ошибок статистики.

Справедливо и обратное утверждение: отрасли с преобладанием крупных предприятий обследуются более полно, и информация по ним более надёжна. Поэтому в странах и регионах с преобладанием крупных корпораций и монопольных сетей услуг проще выявить межотраслевые связи и разработать достаточно полную модель взаимодействия экономических субъектов. Крупные организации намного более устойчивы как по показателям длительности существования, так и с позиций длительности сохранения стратегического курса экономической деятельности.

Кроме недостаточно наблюдаемых, есть и вовсе уж запрещённые, скрываемые от наблюдения виды деятельности, которые тем не менее существуют в рыночных условиях (заказные преступления, производство и сбыт наркотиков, проституция и т.п.). Ими заняты заметные группы населения, имеющие серьёзные доходы. Нелегальный сектор экономики добросовестному экономисту также нельзя игнорировать.

Здесь уместна следующая ремарка. Когда обследуемые организации жалуются на трудности с исполнением работ по обследованию для построения таблиц «затраты – выпуск», то следует рассматривать несколько причин. Во-первых, действительно могут быть недостатки в организации единовременных обследований, в том числе методические неточности и двусмысленности. Такие нарекания справедливы, а органам статистики нужно качественнее выполнять свою часть работы.

Во-вторых, возможны существенные недостатки при организации планово-учётной работы на предприятии, вызывающие трудности у слабо подготовленных экономических служб. Это сигнал о том, что на низком уровне находится управленческий учёт, в первую очередь, управление производственными затратами и административными расходами. Иногда эти вопросы умышленно могут смешиваться, например, вследствие недолжной организации контроля монопольных видов деятельности.

В-третьих, организации могут быть не заинтересованы в раскрытии чувствительной информации перед органами статистики. В частности, если структура затрат указывает на технологические нюансы или чрезмерные сбытовые усилия, на сложившиеся производственные связи, которые не хотелось бы афишировать, то может выражаться недовольство степенью детализации, требуемой при единовременном обследовании. В ряде случаев это недовольство может вести к предоставлению умышленно недостоверных данных, усложняющих разработку таблиц «затраты – выпуск».

Но вернёмся к наблюдаемости. Одной из причин недостаточной наблюдаемости служит недооценка важности части экономической деятельности со стороны органов статистики. Например, развивающиеся новые отрасли не сразу начинают обследоваться, поскольку не входят в классификаторы видов экономической деятельности. Только после того, как проявится важность таких отраслей, классификаторы пополняются и постепенно разрабатываются методики статистического обследования.

Другим типичным примером плохой наблюдаемости служит вторичный рынок. На первичном рынке продаются товары, которые до того не были в употреблении, и его деятельность может неплохо наблюдаться, поскольку недавно произведённые товары распространяются через оптовую торговлю. На вторичном продаются товары, бывшие в употреблении, и преобладает розничная торговля, наименее поддающаяся наблюдению. Думается, недооценка вторичного рынка по размеру и специфике – основная проблема современной экономической теории, не позволяющая продвигаться далее простых, описательных моделей.

Начнём с размеров. Например, все фондовые операции, кроме первичного размещения акций (IPO), осуществляются на вторичном рынке. FOREX – также преимущественно вторичный рынок, где товаром служат иностранные деньги. Вторичные рынки имеют ничуть не меньшие масштабы, чем первичные. Редко какой автомобиль или квартира не меняет хозяина, причём, как правило – через куплю-продажу. Если исключить из рассмотрения продовольствие, новую одежду и обувь, то окажется, что первичный рынок товаров по объёму продаж в натуральном выражении ничуть не больше вторичного, хотя и превосходит его по стоимости. Ведь бывшие в употреблении товары существенно дешевле, чем новые.

Один и тот же товар может многократно участвовать во вторичных рыночных операциях. Например, земельные участки, дома и квартиры – долгоживущие активы, которые постоянно используются для инвестиций и участвуют в циркуляции сбережений. Частично торговля активами на вторичных рынках находится вне наблюдений, например, продажа машин в форме бессрочной доверенности на вождение (похожа на аренду). Между прочим, аренда – также деятельность на вторичном рынке.

Специфика вторичных рынков в том, что без них невозможна инвестиционная деятельность. Вторично используются кирпичи, трубы, лесоматериалы, агрегаты и узлы механизмов. На сегодня значительная часть промышленности стран СНГ представляет собой реконструированные предприятия советских времен. В Европе, Китае или Египте масса строений возведены из камней, использовавшихся ещё две тысячи лет назад. По всему миру устраиваются пробеги старинных автомобилей. Вся сфера ремонтов обслуживает изделия, уже находящиеся в употреблении. Условно говоря, даже рынки крови или человеческих органов можно считать вторичными.

Большая часть операций вторичных рынков не отражается в статистике по валовому обороту, а учитывается только по добавленной стоимости, поскольку речь обычно идёт об основном капитале. К сожалению, метод «затраты – выпуск» недостаточно проработан не только в отношении вторичных рынков капитала, но и для системного отражения инвестиционных процессов. Тем не менее его можно совершенствовать в направлении построения полноценных схем кругооборота имущества.

О трансформации инвестиционных планов и маркировке кризисов

 

Теперь перейдём к использованию межотраслевых моделей в анализе и прогнозировании. Выше было обозначено, что моделью «затраты – выпуск» не вполне решаются вопросы раскрытия функционирования многих секторов экономики. Например, никак не выражена роль движения денег, не раскрывается долгосрочное создание и поддержание основного капитала, игнорируется процесс воспроизводства квалифицированного труда. Задачей модели «затраты – выпуск» является раскрытие краткосрочного процесса создания и распределения благ. С этой задачей модель вполне справляется, а требовать от неё чего-то долгосрочного нет оснований. С учётом указанных ограничений она используется при анализе и прогнозировании.

Но можно поставить вопрос и по-иному. Удастся ли доброкачественно раскрыть долгосрочное развитие без краткосрочных моделей, пошагово описывающих долгосрочный рост? Нет, не удастся.

Следовательно, модель «затраты – выпуск» должна и может достраиваться, расширяться по ряду направлений. Например, методически возможно отделить первичные рынки от вторичных. Гармонизировать счета инвестиций, основного и оборотного капитала с накоплениями нефинансовых активов также возможно. С некоторыми методическими сложностями удастся даже построить балансы наличия и движения запасов полезных ископаемых. Всё это будет оставаться в пределах привычных балансовых представлений.

Стандартная схема «затраты – выпуск» меняется слишком медленно для того, чтобы заблаговременно соответствовать нуждам государственного управления. Динамические межотраслевые модели начали разрабатываться уже более полувека назад за счёт искусственного соединения методически не гармонизированных балансов: производства и распределения продукции, основных фондов, капиталовложений, трудовых ресурсов и пр. Отчасти практика статистических обследований сумела компенсировать отставание от задач планирования, но вне поля зрения статистики все ещё остаются чрезвычайно интересные и актуальные задачи.

Одной из таких задач, жизненно важных как для микро-, так и для макроэкономики, является управление экономической цикличностью. По-простому, это означает, что по совокупности экономических показателей нужно заблаговременно увидеть наступление экономического кризиса, а после того как экономический рост перейдет в фазу депрессии, требуется предсказывать начало подъема экономики. Эту многозвенную задачу экономисты пытаются решать уже полтора века. Почему не решили?

Думается, потому, что экономическая теория остается во многом приверженной застарелым схемам, медленно развиваемым моделям, а то и гипотезам, проверкой которых никто так и не занялся. К примеру, кризисы (перепроизводства) трактуются как слишком большое количество товаров, надолго тормозящее товарооборот в условиях возросшей безработицы, сокращающихся доходов и накоплений. Но со временем любые товары теряют свою годность, и перепроизводство должно завершиться. В конце концов, оптовая торговля, национальный банк и банки второго уровня могут сообща регулировать потоки товаров и денег, не допуская затяжных и глубоких кризисов в сфере обращения. Не получается? Значит, перепроизводство товаров – не причина кризисов, а следствие.

Какова же действительная причина? Что может перепроизводиться, кроме товаров, и становиться помехой кругообороту? Только производственные мощности (производственный капитал). Здесь мы сталкиваемся с неявной, подразумеваемой (навеянной А. Смитом) гипотезой краткосрочного совершенства рыночной системы, где всё быстро и самопроизвольно приводится в порядок путем проб и ошибок. На самом же деле ошибки могут быть связаны не только с производством быстро потребляемых товаров, но также и с созданием медленно потребляемого капитала, с размером и специализацией производства. Такие ошибки накапливаются не сразу, а в среднесрочном или долгосрочном периоде. Их нельзя исправить быстро и незаметно, а потому экономические кризисы могут продолжаться годами.

Можно определённо утверждать, что любой экономический кризис является результатом накопления неустранимых в краткосрочном периоде инвестиционных ошибок. Например, строительный комплекс совместно с банками может нагнетать ипотечный пузырь в течение некоторого времени. Вначале будет казаться, что это серьёзный курс доходного бизнеса для многих участников. Но успех ипотечных программ, в конечном счёте, зависит от денежного потока по выкупу жилья и обслуживанию банковских кредитов. Если такие потоки становятся слишком напряжёнными для лично-располагаемых доходов населения, то ипотечный пузырь лопается. Квартиры в нужном количестве не продаются, а банки начинают домашнюю работу над кредитными портфелями.

От секторных, отраслевых и региональных кризисов отличаются общеэкономические, когда ошибки накоплены в нескольких секторах, особенно в наиболее капиталоемких отраслях тяжелой промышленности. Вследствие избыточных мощностей происходит серьёзнейший сбой в обслуживании массы инвестиционной задолженности. Такой сбой нередко требует долгосрочного периода для преодоления. Частично, постепенно избыточные мощности выбрасываются на вторичный рынок, где происходит пересмотр их специализации в среднесрочном периоде. На некоторое время инвестиционный спрос активизируется на вторичном рынке капитала. Пересмотр специализации капитала означает начало фазы экономического подъема. Иными словами, без вторичного рынка капитала невозможен выход из фазы застоя в фазу нового экономического роста.

Где же в таблицах «затраты – выпуск» искать экономические показатели, рассказывающие о состоянии инвестиционной деятельности и её склонности к накоплению трудноисправимых ошибок? Таких показателей вполне достаточно. Например, можно рассмотреть структуру капитального строительства. Если ввод объектов всё более отстает от стоимости выполненных работ, это означает накопление незавершённого строительства. Экономика перегревается, и нужно уточнять инвестиционные планы.

Когда ошибки связаны с одним инвестиционным проектом, то его можно откорректировать. Если же серьёзные ошибки просматриваются в стратегии экономического роста, то инвестиционные планы (государства и крупных корпораций) приходится трансформировать, менять их смысловой контекст. Конечно, это полезно сделать пораньше, чтобы не проводить большой перечень капитальных объектов через процедуры вторичного рынка. Однако инерционность политических и финансовых процедур не позволяет менять экономическую политику ежеквартально.

В качестве одного из контрольных блоков инвестиционной деятельности выступает совокупность операций с недвижимостью. Там неплохо просматривается обстановка на рынке капитала (особенно – вторичном) и рано обнаруживаются ожидания игроков рынка недвижимости. Перегрев рынка легко уловить в сравнении с показателями чистого дохода потребителей (домохозяйств, корпораций, малого бизнеса). Государство способно, до некоторой степени, играть роль стабилизатора, но лишь на первичном рынке недвижимости и лишь пока эта роль не требует серьезного управления бюджетным дефицитом.

Таким образом, система национальных счетов и её синтетические таблицы (включая «затраты – выпуск») способна даже в современном состоянии служить задачам контроля качественных параметров экономического роста и обозначать (маркировать) макроэкономические ситуации, требующие диагностики и контркризисного регулирования. В сочетании с индикаторами денежного рынка и цен, рынка заимствований и платёжного баланса можно строить корректные системы среднесрочного макроэкономического анализа и прогнозирования.

 

 

Комментарии  

 
0 #1 дюсен 02.07.2013 04:31
хочу прочесть статьи Иванова Л.А.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Похожие ccылки