ЭКО

Редакционный раздел

Пользователи : 13958
Статьи : 2843
Просмотры материалов : 11616405

      Свежий номер

     f2018 08

       Купить номер

 

Без баланса в стране – без царя в голове Печать

В статье раскрывается суть метода «затраты – выпуск» (межотраслевого баланса), рассматриваются история, проблемы и перспективы его использования в современной российской экономике.

 

 

 

№4 2011

Интервью с В.И. СУСЛОВЫМ, членом-корреспондентом РАН, заместителем директора Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, Новосибирск

– Виктор Иванович, тема нынешнего номера «ЭКО» – проблемы развития и применения методологии «затраты – выпуск», которая представляет собой установление количественных взаимосвязей между затратами и конечными результатами производства. И хотя современная наука предлагает и другие методы экономических измерений, именно таблицы «затраты – выпуск» стали предметом специального распоряжения правительства, в котором Росстату поручено разработать их за 2011 г. В чем причина такого внимания на государственном уровне?

– Дело в том, что последний отчётный межотраслевой баланс российской экономики, основанный на специальном единовременном обследовании предприятий, был разработан в 1995 г. За прошедшие с тех пор 16 лет структура экономики кардинально трансформировалась: усложнились производственные и внешнеэкономические связи, изменились технологии производства и предпочтения в потреблении, поменялись общественные отношения, определяющие перераспределение конечных результатов производства между различными группами населения. Кроме того, поскольку цены на товары и услуги за 1995 г. выросли в 2,3 раза, а приватизационные процессы были далеко не завершены, тот год не мог успешно служить в качестве базового. Чтобы оценить масштаб перемен и обоснованно разрабатывать стратегии дальнейшего развития, мы нуждаемся в детальном отражении нашей экономики во всем богатстве её межотраслевых связей в сферах производства, использования продукции и образования дохода, и именно таким «зеркалом» являются таблицы «затраты – выпуск», которые мы привыкли называть межотраслевым балансом.

– Но различие между межотраслевым балансом и таблицами «затраты – выпуск» всё же есть?

– Да, межотраслевой баланс – это только одна из таблиц «затраты – выпуск», но центральная. Межотраслевой баланс производства и распределения продукции представляет собой шахматную или симметричную таблицу, входящую в комплекс таблиц «затраты – выпуск». Помимо неё, в этот комплекс входят таблицы ресурсов и использования товаров и услуг, таблицы торговых, транспортных наценок, налогов и субсидий на продукты, характеризующие компоненты стоимости товаров и услуг. Таким образом, принципиальной разницы нет, но есть различие в употреблении этих терминов. Термин «межотраслевой баланс» восходит к методологии баланса народного хозяйства, применявшейся в советское время, а «симметричные таблицы “затраты – выпуск”» соответствуют современным стандартам системы национальных счетов[1].

Кроме того, комплекс таблиц «затраты – выпуск» более информативен, чем собственно межотраслевой баланс (симметричная таблица «затраты – выпуск»). Он даёт возможность проследить связь между «чистыми» отраслями, в разрезе которых разрабатывается межотраслевой баланс, и «хозяйственными» (видами экономической деятельности), с которыми имеет дело государственная статистика. В «хозяйственной» отрасли, например, чёрной металлургии, могут производиться продукты и услуги различных «чистых» отраслей: не только чёрные металлы, но и кокс, электро- и теплоэнергия и т.д. Таблицы «затраты – выпуск» позволяют также проследить связь между показателями в основных ценах (ценах производителей) и в ценах покупателей (ценах конечного потребления).

– Означает ли это, что мы отстали в этой области от развитых стран и вновь вынуждены догонять и перестраивать сложившуюся систему учёта под западные стандарты?

– Отнюдь. Если говорить о первенстве, то здесь нужен небольшой экскурс в историю. Впервые шахматная таблица, описывающая связи между отраслями народного хозяйства, была построена при составлении отчётного баланса народного хозяйства СССР за 1923–1924 хозяйственный год в ЦСУ СССР под руководством П. И. Попова. Будущий нобелевский лауреат В. В. Леонтьев написал статью об этом балансе, положившую начало работе учёного над методологией «затраты – выпуск», которую он в полной мере реализовал затем при построении первых таблиц «затраты – выпуск» для США. Но в 1929 г. Сталин в речи на конференции марксистов-аграрников заявил: «То, что опубликовало ЦСУ в 1926 году в виде баланса народного хозяйства, есть не баланс, а игра в цифири… Схему баланса народного хозяйства СССР должны выработать революционные марксисты…». И следующий баланс производства и распределения продукции в народном хозяйстве СССР был разработан только в 1959 г.

Дело здесь даже не в той сокрушительной критике, которой подвергся метод «затраты – выпуск», а в том, что этот аналитический инструмент значительно опережал потребности советской экономики 1920-х годов, в которой почти половина чистой продукции создавалась в сельском хозяйстве, где преобладал ручной труд, а межотраслевые связи были слабыми. В то же время в 1950-х годах в США, Франции, Нидерландах и других развитых странах метод «затраты – выпуск» уже широко применялся на практике. В дальнейшем межотраслевые балансы стали неотъемлемой частью процесса планирования, а начиная с 1966 г., их стали строить в разрезе союзных республик с пятилетней периодичностью. Последним отчётным балансом советской эпохи стал баланс 1987 г.

Другое дело, что к тому времени, когда российская экономика начала переходить на рыночные принципы, в мире уже сложились международные стандарты системы национальных счетов, составной частью которой являются таблицы «затраты – выпуск». Естественно, что если мы хотим знать, в какой позиции находимся по отношению к развитым экономикам, то и наш статистический инструментарий должен обеспечивать сопоставимость результатов экономических измерений.

– Итак, методу «затраты – выпуск» без малого сто лет. И что же, актуальность этого метода и основанных на нём межотраслевых моделей до сих пор сохранилась?

– Я никогда не соглашусь с тем, что эти модели – «динозавры», время которых ушло. Модели межотраслевого типа и вообще нормативные, балансовые модели иногда подвергаются критике за то, что в них нет реальных субъектов экономики и их интересов, хотя именно действия экономических субъектов, порождённые их интересами и стремлениями, определяют экономическое развитие. Но межотраслевые модели, нормативные модели, использующие балансовый принцип, обладают другими достоинствами, отсутствующими у моделей «субъектной экономики».

Они, во-первых, описывают «поле возможностей», выйти за границы которого, сколь бы сильны ни были интересы субъектов экономики, нельзя. Нельзя в регионе потребить, вывезти и оставить в запасах на конец периода больше продукции, чем её было в запасах на начало периода, ввезено в регион и произведено в нём. Это требование баланса. Его нарушить невозможно. Все экономические «игры» могут происходить только на этом поле. Во-вторых, такие модели позволяют математически точно решать задачи поиска особых состояний экономической системы, «хороших» и «плохих» в разных смыслах, экстремальных и равновесных (на «поле возможностей»). «Модели субъектной экономики» использовать в таком режиме весьма затруднительно.

Оценивая достоинства межотраслевых моделей, можно ещё вспомнить, что ни экономическая теория, ни практика экономического моделирования не предложили пока более надёжных приёмов описания межотраслевых связей (немного обобщая – межсубъектных связей).

В то же время следует понимать, что именно с развитием «моделей субъектной экономики», адекватных (конечно, в разной степени) по своей структуре реальным экономическим системам, алгоритмы получения «решений» которых имитируют реальные механизмы функционирования экономических систем, связывается возможность широкого применения в экономике натурных экспериментов (когда эксперимент проводится не непосредственно с реальной экономикой, что практически невозможно, а с её моделью) и приобретения экономической наукой необходимых черт «точных» наук. Тем не менее в ряде случаев «модели-задачи» (в частности, межотраслевые, нормативные) оказываются намного полезнее таких «моделей-имитаций».

В этой связи вспоминается высказывание академика В.Л. Макарова, директора Центрального экономико-математического института РАН, сделанное им на одном из семинаров в 1990-х годах. Он обратил внимание слушателей на то, что все многовековые попытки сделать летательный аппарат на основе имитации махания крыльев птицы не имели успеха. Но современные самолёты (и тем более вертолёты), построенные на совершенно иных принципах, превосходят птиц в десятки и сотни раз по большинству параметров. Так и межотраслевые (нормативные, балансовые) модели…

– Какова роль вашего института в развитии этих моделей?

– В 1960-е годы под руководством Н.Ф. Шатилова, а затем и В.К. Озерова в институте была создана и эксплуатировалась одна из первых в СССР динамических межотраслевых моделей. Исследования с применением таких моделей успешно ведутся в нашем институте и в настоящее время.

Примерно в то же время А.Г. Гранберг[2] предложил строить оптимизационные межотраслевые межрегиональные модели (ОМММ), в которых региональные межотраслевые модели объединяются с помощью учёта межрегиональных связей, исходя из необходимости выравнивания региональных уровней потребления населения. Практически сразу они стали использоваться в нашем институте в качестве инструмента прикладного анализа отраслевых и пространственных темпов и пропорций социально-экономического развития страны, а также теоретического анализа закономерностей развития и особенностей равновесных состояний пространственных экономических систем.

После некоторого перерыва в 1990-х годах, с начала 2000-х годов возобновился интерес к исследованиям средне- и долгосрочных перспектив развития страны и ее регионов. И к использованию ОМММ в этой работе, что потребовало заметной модификации таких моделей. На основе этих моделей мы строим долгосрочные прогнозы пространственного развития российской экономики, которые затем становятся частью долгосрочных экономических стратегий правительства. В частности, мы использовали наш инструментарий при разработке транспортной и энергетической стратегий и последней Концепции долгосрочного развития Российской Федерации до 2020 г. Эти модели используются также и для исследования экономических взаимодействий регионов страны в рамках теории экономического равновесия и некоторых разделов теории игр.

– Как Вы относитесь к критике моделей, использующих метод «затраты – выпуск», со страниц такого популярного издания, как журнал «Эксперт»? Я имею в виду интервью члена-корреспондента РАН И.Г. Поспелова «Без баланса»[3], в котором он полагает, что принцип баланса неприменим к современным тиражируемым благам, поскольку информационные продукты, произведённые один раз, могут тиражироваться и продаваться многократно.

– Во-первых, информационные продукты, по мере включения их в экономический оборот и в сферу интеллектуальной собственности, становятся всё больше похожими на обычные продукты и ресурсы, которые в результате не очень замысловатых приёмов можно включить в балансы. Но, во-вторых, это не очень важно. Можно обойтись и без балансов этих продуктов. Главное, что ресурсы на их производство входят в «обычные» балансы. При этом полезно помнить, что принцип баланса – это по сути закон сохранения экономической материи, которая ниоткуда не берётся и никуда не исчезает. А не бухгалтерский прием, как об этом говорит И.Г. Поспелов, объясняя, что такое (по его мнению) балансовый принцип: «кто-то продукт или ресурс отдаёт, а кто-то его получает».

– В «Эксперте» приводится и другой аргумент: всё очень усложнилось со времени возникновения межотраслевого подхода…

– Странно слышать такое от специалиста по информационным технологиям (а называть это одной из заметных причин краха СССР – просто наивно). Известно, что экзафлопсные компьютеры (выполняющие 1018 операций в секунду) будут способны создавать виртуальный мир (в частности, с помощью «моделей-имитаций»), неотличимый от реального. Требуется скачок на 3–4 порядка, который, по-видимому, произойдёт за 10–15 лет. А уже современные информационно-коммуникационные технологии при надлежащей политической воле способны революционизировать сферу статистики.

– Мы также с удивлением прочитали в «Эксперте», что «государственная статистика отказалась от межотраслевых балансов» в 2004 г., после перехода к классификациям продукции по видам экономической деятельности, что якобы исключает возможность разработки межотраслевых балансов. До этого, по мнению И.Г. Поспелова, «у нас собирали статистику в разрезе как раз межотраслевого баланса – какие продукты на производство каких продуктов израсходованы».

– Ни то, ни другое не верно. Мировая статистика уже давно (а с недавних пор и российская) разрабатывает межотраслевые балансы в разрезе видов экономической деятельности, а вот наша государственная статистика никогда (к сожалению) не собирала информацию о том, «какие продукты на производство каких…». Этим занималась, например, украинская статистика, а в России и СССР для разработки межотраслевых балансов проводились специальные весьма дорогостоящие статистические обследования.

Особо хотелось бы отметить позицию редакции журнала «Эксперт». Интервью И.Г. Поспелова было снабжено весьма тенденциозной преамбулой, усиливающей (по мнению редакции) позицию респондента. Достаточно одной цитаты: «Однако в 1970-е Запад практически отказался от использования балансовых моделей для оценки ситуации в экономике и планирования экономического развития. В Советском Союзе макроэкономическая модель “затраты – выпуск” оставалась основным инструментом планирования экономики, и в 1991 году экономика рухнула. Впрочем, попытки западных экономистов создать новые макроэкономические модели успехом не увенчались, свидетельством чего может служить нынешний кризис». Три предложения – три грубых передёргивания.

Уже несколько десятилетий сотни экономистов, представляющие десятки авторитетных организаций, регулярно собираются на мировые форумы под эгидой Международной ассоциации исследований «затраты – выпуск» (IIOA). Эти люди будут очень удивлены, если им сказать, что «Запад практически отказался…». Библиометрический анализ (проведённый М.В. Лычагиным на базе метасистемы EconLit по состоянию на начало 2011 г.) показал, что относительное количество публикаций, отнесённых к подразделу «Input-output models» (код С67), сократилось с 1991 г. почти в два раза. Это вполне естественно: сюда включаются работы, в которых развивается метод, а модели «затраты – выпуск» уже весьма развиты. Зато относительное число публикаций, которые в библиографическом описании просто имели словосочетание «input-output» (т.е. использующих метод), не сократилось нисколько. Более того, абсолютное число работ, применяющих этот метод в таких актуальных областях, как энергетика, охрана окружающей среды, дефицит воды, оценка последствий природных и общественных катаклизмов, моделирование эффектов выбросов углекислого газа и т.п., в последние годы растет лавинообразно. Библиометрический анализ прямого и косвенного влияния метода «затраты – выпуск» на другие научные дисциплины, представленный Б. Лосом (Нидерланды) на 17-й Конференции IIOA в Сан-Паулу, дал количественное подтверждение того, что анализ «затраты – выпуск» стал мультидисциплинарной областью.

Утверждение о том, что «в Советском Союзе макроэкономическая модель “затраты – выпуск” оставалась основным инструментом планирования экономики», не имеет, к сожалению, никакого отношения к действительности. А ложные корреляции типа «увлёкся межотраслевыми моделями – получи крах или в лучшем случае кризис» и обсуждать не стоит.

– Вероятно, в попытке рассказать просто о сложном журнал не удержался от вульгаризации. В каком направлении, по Вашему мнению, следует работать профессиональным исследователям, которые получают стандартные упреки по поводу линейности связей в моделях «затраты – выпуск», применении фиксированных технологических коэффициентов, недостаточном учёте спросовых ограничений и переоценке технологических связей? Следует ли им отказываться от важнейших допущений метода или стоит заняться его популяризацией, вступать в дискуссию?

– Профессиональные исследователи в своих моделях уже давно научились отвечать на эти вопросы. И с каждым годом эти ответы оказываются всё более значимыми. Совокупность линейных способов производства одного продукта (столбцов матрицы технологических коэффициентов) без проблем представляет (линеаризует) нелинейные зависимости, выражающие взаимозамещение ресурсов, удорожание производства, связанное с ограниченностью эффективных инвестиционных проектов, эластичность цен и т.д. Прогноз технологических коэффициентов – сложная проблема, но успешно решаемая в разных исследовательских организациях. Во всяком случае, сложность этой проблемы не должна служить аргументом в пользу отказа от использования межотраслевых моделей. Ведь ошибки прогноза погоды, каких-либо природных катаклизмов и катастроф и т.д. никого не подвигают на то, чтобы от них отказаться.

Возвращаясь к критике и отрицанию межотраслевого подхода, стоит сказать, что в этом в некоторой степени проявляется «синдром троечника», становящийся в современной России всё более всеохватывающим. Люди, недоучившиеся и не желающие прилагать усилия для своего образования, искренне считают метод «затраты – выпуск» избыточным и даже вредным ввиду его сложности, громоздкости, непонятности. Куда как проще посчитать коэффициент корреляции, не задумываясь (тот же синдром) о том, что эта корреляция может быть ложной, а современные методы эконометрического анализа тоже весьма сложны. Поэтому очень важно популярно разъяснять, в чём значение и возможности метода.

Популяризация столь сложного инструментария, как таблицы «затраты – выпуск», – непростая задача. Для сравнения, Всероссийская перепись населения проводится раз в десять лет и вызывает огромный интерес общественности, а ведь она представляет лишь один, демографический аспект развития страны. Таблицы «затраты – выпуск» дают на порядок более сложную картину всей хозяйственной жизни России. Поэтому в наших интересах, чтобы экономисты и бухгалтеры, которым придётся заполнять дополнительные бланки статистической отчетности, связанные с проводящимся единовременным федеральным статистическим обследованием затрат на производство и результатов деятельности хозяйствующих субъектов, понимали его смысл и назначение.

– Что дальше? Какими Вам видятся дальнейшие перспективы метода «затраты – выпуск» в современной российской экономике?

– Сначала несколько слов о разработке комплекса таблиц «затраты – выпуск». Лет десять с небольшим назад я с одним из своих коллег пытался материализовать следующую идею. Движение продуктов и услуг обязательно сопровождается разными платёжными документами – это требование налогового законодательства и бухгалтерского учёта. И если в документах проставлять код продукта или услуги, однозначно их идентифицирующий, фиксировать эти документы в электронной сети, а также выполнить несложные действия по интеграции внутрикорпоративных систем учёта, то вся система статистического учёта (национального счетоводства), включая таблицы «затраты – выпуск», оказывается автоматизированной. С технической точки зрения, проблема полноты и достоверности статистической отчётности (включая, повторю, регулярную разработку таблиц «затраты – выпуск») решается. Необходимы только политическая воля (принцип «прозрачности» нравится далеко не всем) и законодательная поддержка.

Тогда нам даже удалось «пробить» постановление правительства (за подписью М.М. Касьянова) о проведении экономического эксперимента в Новосибирской области по изменению формата «платёжек» (включению в них кода продукции) и автоматизации статистического учёта. Но налоговая инспекция не позволила этому эксперименту состояться: зачем им лишние заботы, тем более не прописанные в Налоговом кодексе. Но выявились проблемы и более серьёзные. Нам тогда не удалось сконструировать подходящий кодификатор продукции и услуг. Мой коллега с небольшим коллективом начал с того, что перевёл в электронный вид практически все советские классификаторы – а это десятки миллионов наименований. А дальше фактически утонул в хитросплетениях распознавания образов и теорий классификации.

Но совершенно очевидно, что современные телекоммуникационные и информационные технологии, современные алгоритмы распознавания и классификации позволят решать все эти проблемы и получать (в автоматическом режиме) статистические образы экономики страны и её регионов в формате таблиц «затраты – выпуск», если не ежемесячно или ежеквартально, то уж ежегодно – наверняка.

Ещё один аспект. Очень важно научиться строить способы производства симметричной таблицы «затраты – выпуск», исходя из проектно-технологической информации. Это – путь «снизу» от технико-технологических документов, детальных инвестиционных и инновационных проектов. На этом пути возникает возможность всесторонней экономической оценки различных инновационных, модернизационных проектов, проектов преодоления технологической отсталости отечественной индустрии. В результате интеграции подходов «снизу» и «сверху» (обычный отчётно-статистический подход) могут возникнуть принципиально новые методы прогнозирования технологических коэффициентов.

– И теперь о перспективах использования межотраслевых моделей.

– Можно много говорить о разных направлениях их совершенствования, но главное, по нашему мнению, заключается в создании модельно-методических комплексов, интегрирующих возможности моделей-задач (в частности, межотраслевых моделей), моделей-имитаций, систем управления базами данных, геоинформационных систем. Такие комплексы должны быть нацелены на решение стратегических задач долгосрочного социально-экономического развития, задач кратко- и среднесрочного программирования, планирования и прогнозирования. Такие комплексы должны выступать объектами интеллектуальной собственности, патентоваться, коммерциализироваться и являться конечным продуктом научной деятельности исследовательских организаций социально-экономического профиля.

Беседовала Л.В. МЕЛЬНИКОВА, кандидат экономических наук, ИЭОПП СО РАН, Новосибирск

 


[1] Основные различия между балансом народного хозяйства и системой национальных счетов касаются трактовки границ производства. Если система национальных счетов не делает различия между производством товаров и производством услуг, то в соответствии с концепцией баланса народного хозяйства национальный доход создается только в сфере материального производства, а в непроизводственной сфере (включающей большинство видов услуг) происходит его распределение.
[2] Александр Григорьевич Гранберг (1936–2010) – академик РАН, председатель Совета по изучению производительных сил (с 1992 по 2010 гг.), в 1969–1991 гг. работал в Институте экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения АН СССР, в 1985–1991 гг. был его директором.

[3] Эксперт. – 2010. – № 29.

 

Комментарии  

 
0 #1 Сухинин Влад 30.04.2016 18:17
Чем сложнее методика расчета различных балансов, тем сложнее управление экономическим механизмом. Мне кажется в современных условиях нашей страны, в условиях санкций, это вся методика малоэффективна, потому что ее использование явно не достигает целей. На мой взгляд, должны быть четкие обратные сигналы, как в западноевропейс ких странах, и четкая реакция на компенсацию обратных сигналов с учетом временных поясов и огромных расстояний. Это методика не смогла справится с кризисов 14-15 года, следовательно она не состоятельна.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить