ЭКО

Редакционный раздел

Пользователи : 13958
Статьи : 2843
Просмотры материалов : 11539850

      Свежий номер

     f2018 08

       Купить номер

 

«Опасность на них действует тонизирующе...»

Одна из самых больших загадок в загадочной российской экономике – появившиеся в ней энергичные люди. Кто такие «новые русские»? Чем они отличаются от «старых» директоров? Есть пи у них общие черты, кроме активности и деловой хватки? Социологические работы, посвященные им, уже появляются, в том числе в «ЭКО». Но психологический портрет «нового рус­ского» – пока достояние анекдотов и сплетен, а не специаль­ных исследований. Предлагая читателям беседу с профессо­ром кафедры психиатрии Новосибирского медицинского ин­ститута, доктором медицинских наук, главным психиатром области Владимиром ЗАВЬЯЛОВЫМ, мы рассчитываем полу­чить ваши отклики и вызвать дискуссию.

 ВЛАДИМИР ЗАВЬЯЛОВ:

«ОПАСНОСТЬ НА НИХ

ДЕЙСТВУЕТ

ТОНИЗИРУЮЩЕ...»

 

«Новые русские»... В последнее время им посвящено немало публикаций. За короткий срок они ус­пели заработать свои миллионы, и, конечно, их образ жизни вызывает порой раздражение и открытую непри­язнь у основной массы населения, вынужденного пре­бывать в постоянном споре с жизнью за кусок хлеба. Но в то же время «новые русские» показывают, как можно жить в России, если много работать. Как и перед всеми россиянами, жизнь ставит перед «новыми рус­скими» немало духовных, личностных проблем. Сущест­вование сегодняшних богатых людей протекает в жест­ком, экстремальном режиме, который не способен выдержать мирный обыватель...

– Владимир Юрьевич, расскажите, как воз­никла у вас идея изучения невротических проб­лем «новых русских»?

Что вы вкладываете в это понятие? Многие пред­приниматели и бизнесмены называют себя «старыми русскими». Среди них есть носители и сегодняшнего, и социалистического мировоззрения. В душе эти люди переживают конфликт, потому что, с одной стороны, они – предприниматели, которые ищут выгоду, а с дру­гой стороны – управленцы, желающие обеспечить лю­дей работой, создать для них хорошую, полноценную жизнь... И таких много. Их нельзя называть «новыми русскими». Скорее, это – класс предпринимателей. Им по 30-40 лет.

Считается, что «новые русские» – внезапно и быст­ро разбогатевшие люди, которые сильно меняются из-за появившихся фантастических возможностей. Но на самом деле среди них много людей, которые тяжело трудятся и испытывают массу проблем, связанных с нашим хаосом...

– Совсем недавно в нашем обществе появилась новая социальная прослойка, новый социум – бизнесмены и предприниматели. Сегодня они -наиболее жизнеспособная, деятельная часть россиян. Как вы – ученый, врач-психиатр – относи­тесь к ним, как их видите, оцениваете?

Да, действительно, многие из них – сильные лич­ности. Среда и условия нашей жизни ставят экспери­мент на живучесть этих людей. Идет жесткий социаль­ный отбор. Тех, кто остается на плаву, действитель­ность сильно закаляет или сильно ломает. Однако есть люди, хорошо адаптирующиеся к жесткой ситуации, но не могущие приспособиться к ней по внутренним причинам...

– Какие изменения с ними происходят?

Многих тревожит не внешняя ситуация, к ней как-то привыкают, а нерешенные внутренние проблемы. С чем я сталкивался? С неполным пониманием своей личности, неполным осознанием себя, страхом перед некоторыми сторонами самого себя, я бы сказал, – с неполным узнаванием себя. Это может проявляться как страх перед возможной болезнью, какой-то остановкой в деятельности: вдруг что-то случится и человек не сможет трудиться так же активно, как раньше... У не­которых возникают любопытные проблемы, связанные с осознанием собственных религиозных чувств. Они идут, идут к вере, идут тяжело, как бы впотьмах. Им кажется, что они верят, но на самом деле до истинной веры далеко. Бог для них превращается в некую мафи­озную фигуру, у которой можно просить кредиты, успе­хов... Но они путают понятия: вместо духовных ценнос­тей ищут социальные.

У многих проявления мистицизма связаны с труд­ностями в деле. Они искренне считают, что кто-то их сглазил, напортил, нет у них ангела-хранителя. Вот и обращаются к религии за помощью, ищут заступника. Бывают ситуации настолько сложные, что люди дей­ствительно загнаны в тупик. Жизнь сейчас очень тяже­лая...

– Но все-таки вы согласны с тем, что, несмотря на внутренние проблемы, сегодняшние бизнес­мены и предприниматели – сильная, мощная, здоровая в социальном отношении часть общест­ва?

У многих очень большие проблемы, связанные как раз со здоровьем. Часть из них – бывшие алкоголики. «Сухие алкоголики», бросившие пить и увлекшиеся де­лом. Но масса внутренних проблем осталась нерешен­ной...

– Тех проблем, которые когда-то вызвали ал­коголизм?

Да, конечно. Среди моих пациентов много компен­сированных невротиков, которые убегают в бизнес от своих эмоциональных проблем. Дело захватывает, отвлекает. Бизнес сродни азартной игре. У части бизнес­менов можно выявить глубоко скрытый комплекс не­полноценности. И я встречал действительно богатых людей, которые испытывали в детстве ущемленность, зависть. В свое время им что-то недодали, они не были приняты в привилегированный партийный клан. Сейчас они могут взять реванш. Партийные боссы на пенсии и нуждаются в их помощи. Те воротилы, которые были в советское время недосягаемы, сегодня нуждаются в их поддержке, в их опеке... Подобные комплексы говорят о психологическом нездоровье и компенсируются с по­мощью активной деятельности.

– С помощью успехов в деле и деятельности как таковой?

И денег... Деньги – тоже сильно меняют человека. Дают ему возможность компенсироваться. По-настоя­щему душевно здоровому человеку много-то и не нуж­но. У него нет зависти, неуемного голода по роскоши, по средствам. Он знает: туда, в другой мир, много не возьмешь. Такие люди легко адаптируются к изменени­ям в жизни, но сильных желаний у них нет. Сильные желания у тех, кто чувствует внутри себя червоточину, скрытый комплекс...

– Скажите, а почему все-таки вас заинтере­совала проблема «Бизнес и неврозы», чем эти люди привлекли ваше внимание?

У меня поначалу была эйфория от перестройки, мной владело желание внести свой вклад в развитие отечественного предпринимательства. Я занялся кон­сультированием по стратегическому управлению. Была проведена большая работа по улучшению управления в фирмах, в том числе и управления персоналом. И я столкнулся с тем, какой важный компонент успешной деятельности – управление самим собой. Многие испы­тывали затруднения такого рода. Я консультировал, помогал. Увлекся. И занимался консультированием три года.

Я убедился, что у каждого предпринимателя – а я беседовал и со швейниками, и со строителями, и с тор­говцами, с владельцами компаний, самыми разными людьми – есть глубоко скрытый миссионерский комп­лекс. У меня создалось впечатление, что без такого комплекса предпринимателю вообще невозможно рабо­тать. Это некий духовный стержень – сознание собст­венной миссии в развитии России.

Бизнес для мужчины-предпринимателя служит сред­ством для выражения себя, своей личности. Скажем, музыканты, писатели пытаются понять себя через акт творчества. Для предпринимателей важно создать не­что, свое дело. А такое Дело, особенно расширяющее­ся, формирует структуру их личности. Через Дело они начинают видеть себя.

– Не секрет, что наших предпринимателей и бизнесменов подстерегают совершенно реаль­ные опасности, да еще такие, какие Ротшиль­дам в страшном сне не снились. Что заставля­ет их идти, что называется, по минному полю? Какая сила?

Если есть миссия, то и не страшно. Мне один предприниматель рассказывал, что решения он прини­мает интуитивно. Причем самые ответственные. У него стратегия: решиться на что-то, взять, к примеру, ог­ромный кредит и поставить за собой шлагбаум. И отсту­пать некуда. Надо только вперед. И вот так многие живут.

– Идут по минному полю сознательно?

– Сознательно. И многих мало уже что страшит. Опасность действует на них тонизирующе.

– А чем чревато для психики сознание реаль­ной опасности, жизнь в экстремальных услови­ях? Например, наглядный устрашающий при­мер – гибель товарищей по бизнесу? Может ли человек справиться со всем этим и продолжать свое дело?

– Во-первых, все продолжают... Ведь просто так не убивают, это всем ясно. Работал, работал – и вдруг взяли и убили... Так не бывает. Всегда убитые всту­пали в конфликт с кем-то. Жадничали, не делились, слишком много хватали. Теряли чувство меры, контроль. Нарушали принятые правила игры. Я со многими беседовал, и все говорили, что надо работать так, чтобы тебя не убили. Заранее строить с людьми нормальныевзаимоотношения. Если ты не нарушаешь законы, а если задолжал – не убегаешь, а идешь, убеждаешь, что отработаешь, умеешь с людьми вовремя объясниться, все будет нормально. И еще: важно не только зарабо­тать много денег, но и правильно ими воспользоваться. Зрелые предприниматели руководствуются правилом: заработать такое количество денег, которым могут уп­равлять.

Если денег слишком много для твоего разумения, они обязательно что-то напортят, заведут куда-нибудь не туда... Деньги – большая сила и могут повернуться против их владельца.

– Хорошие бизнесмены – всегда реалисты?

– Они вынуждены быть реалистами. Их не обманешь американским менеджментом, книгами, советами, как вести дела. Этим увлекаются те, кто не понимает реаль­ности. Кто думает, что американский менеджмент нам поможет. Ерунда. Настоящие реалисты знают, что глав­ное – умение налаживать отношения с людьми. Все успешные бизнесмены – великие мастера налаживать и поддерживать взаимоотношения. Я знаю людей, у кото­рых рабочий день состоит из того, что они объезжают всех знакомых и контрагентов, и цель их управления – поддержание хороших отношений. Отношения сохраня­ются – дело идет, дали где-то трещину – все посыпа­лось.

Многие бизнесмены употребляют алкоголь для снятия стресса, используют его как адаптогент. Связано ли употребление алкоголя с какими-то отклонениями психики и насколько распространен алкоголизм в среде предприни­мателей?

Я недавно читал, что 70% предпринимателей – бывшие алкоголики... Во-первых, употребление алкого­ля – своего рода ритуал. Вино – символ крови, брата­ние по крови. Совместное распитие роднит людей, все переживают общее состояние – эйфорию. К тому же, поскольку для дела важны хорошие отношения, алкоголь широко используется как «социальная смазка». Порой без выпивки невозможно начать дело. И мно­гие начинали с бань, с алкоголя, с огромных доз.

И тут, кстати, идет биологический отбор по вынос­ливости к алкоголю. Почти все управленцы старого партийного покроя были отобраны по такому качеству. У таких людей, как правило, высокая толерантность, переносимость алкоголя, поэтому они могут много пить. А ведь это начальный признак алкоголизма.

Существует глубинная связь между управлением и алкоголизмом. Алкоголизм – особая болезнь, очень ин­тересная. Считалась чисто мужской. И в то же время чисто духовной и связанной со стремлением к власти. Алкоголь – великий обманщик и дает иллюзию контро­ля над своим состоянием, над эмоциональными процес­сами. Практически алкоголизм – управленческая проб­лема, потому что человек пытается управлять процес­сами, не поддающимися контролю. Когда люди, склон­ные к алкоголизму, идут в управленцы, то многие ус­пешно управляют тем, чем, казалось бы, нельзя управ­лять в наших условиях – бизнесом.

– Вы не считаете, что сейчас проблемы, свя­занные с алкоголизмом, преувеличены?

– Нет, не преувеличены, но есть доля пропаганды, визга. Ну и что с того, что увеличивается число алко­голиков? Алкоголиками становятся не оттого, что мно­го алкогольных напитков вокруг, а оттого, что происхо­дят некие процессы внутри человека. От алкоголика может быть большой толк, поскольку алкоголизм пора­жает мужчину самого зрелого возраста – 30 – 40 лет... Он не приводит к слабоумию или дисфункциям. Оста­новка в потреблении алкоголя через месяц дает хоро­шие результаты, человек снова трудоспособен. Более того, из-за боязни, что алкоголизм нагонит его, он час­то становится работоголиком.

– Но такие метаморфозы происходят тогда, когда человек контролирует себя. А если он катится по наклонной, превращается в люмпе­на, маргинала?

– Я не отношусь с пессимизмом к алкоголикам. Надо вовремя оказать помощь и создать нормальные условия для бизнеса. Тогда многие перестанут пить. Вот начнут законы действовать, появятся суд присяжных, арбит­раж нормальный... Появится климат честности. Люди совсем откажутся от «социальной смазки» или будут пить в меньших количествах. Сейчас многие вынужде­ны пить, даже если не хочется. У нас считается, что если человек не пьет, значит, болен чем-то или с голо­вой не в порядке...

Знаю немало бизнесменов, годами расслабляющихся с помощью алкоголя и не ставших алкоголиками. Как бы ни критиковали культуру пития, все равно человек к ней придет. Хорошо очищенные алкогольные напитки обладают большой ценностью. Вино – продукт куль­турный, хороший, старый...

– Недавно в передаче «Момент истины» ху­дожник Михаил Шемякин, теперь постоянно живущий в Америке, сказал, что не верит в процветание России, так как жадность никог­да не двигала прогресс...

Капитализм только тогда может развиваться, ког­да капиталистом движет то самое качество, которое вы называете жадностью. Те же Ротшильды, те же швейцарские банкиры – необыкновенно скупые люди. Но у них скупость распространяется и на собственное потребление, чего у наших нет. Жадность – когда не хочется делиться. Но наши предприниматели научены горьким опытом, что если не будешь делиться, тебя убьют. Поэтому о жадности никакой речи и не может быть. Жизнь заставляет делиться с теми, с кем нужно.

Другое дело – скупость. Желание не давать зря, кормить кого-то просто так – это нормальное явление.

Не жадность движет нашими «новыми русскими», а все-таки смысл. Многие сознательно хотят видеть в России нормальный деловой климат. Хотят работать. Интересно, хорошо, продуктивно. И не жадность «но­вых русских» тормозит процветание России. Тормозят психологические установки, которые связаны со стра­хом отдать управление. Наши чиновники, наше прави­тельство боятся отдать людям управление собственной жизнью.

У меня ощущение, что если сейчас все бросить – остановятся суды, милиция, армия – хаоса не будет. Люди очень быстро обучатся. Несмотря на жуткие ус­ловия для бизнеса, практически Невозможные, люди каким-то образом ухитряются договариваться, сущест­вует содружество бизнесменов. Деловые люди, постав­щики и прочие договариваются. С тем же рэкетом. Все говорят, с ними легче договориться, чем с государст­вом. Никто не боится рэкета. Все поняли, что с этой структурой, хочешь-не хочешь, надо считаться, хотя бы потому, что она, в отличие от государства, не заинте­ресована в разорении миллионеров.

– Раньше богатые люди России немалую часть своих доходов жертвовали на благотворитель­ность. Свойственны ли нашим бизнесменам жертвенность, великодушие? Кроме комплек­сов, есть ли в их душах что-то чистое, свет­лое?

Очень многие помогают, по-христиански помога­ют. Так, чтобы никто не знал. Например я знаю, как бывший афганец, у которого дела идут хорошо, есть деньги, помогает семьям погибших однополчан. При­чем скрывает, говорит, что пенсия от государства, а на самом деле личные деньги отдает. А когда они не знают, куда идут пожертвования, то и смысла в них не видят. Если государство что-то должно сделать, но не делает, бизнесмен думает: а почему я вместо государства дол­жен платить? Они очень хорошо знают, кто и кому должен платить...

– В последнее время немало публикаций посвящено жизни и отдыху «новых русских» на
Западе. Якобы весь мир смеется над тем, как наши нувориши швыряют деньгами, шикуют, изображают из себя господ. Почему им изменя­ет чувство меры? Что стоит за таким поведе­нием?

Я вижу тут другое – отношение иностранцев к тратам. Скорее всего, они просто завидуют. Все-таки
западная жизнь очень дисциплинированная. И замуштрованная. Насколько мне позволяет судить мой опыт общения с богатыми западными людьми, им и в голову не придет так «шикануть», настолько они зажаты. По­ этому в каком-то смысле наши люди более свободны. Потом они тоже будут зажаты, наступит дисциплина. А пока мы упиваемся свободой, и свободы в России очень много. Даже больше, чем нужно.

И потом, для богатых людей это, может быть, един­ственный способ почувствовать себя свободным чело­веком. Пока у них образование не такое качественное, чтобы чувствовать духовную свободу. Но, по многим наблюдениям, деньги начинают развивать вкус у но­вых русских к хорошим вещам, эстетический вкус. Бо­гатые люди стремятся развить своих детей, дать им хорошее образование. Я знаю факты, когда люди рабо­тают по 5-6 лет зверски, зарабатывают кучи денег, умирают от болезней и все оставляют детям. Причем сознательно. И многие сейчас непосильно трудятся ради будущего детей. Можно ли подобное поведение совмес­тить с жадностью?

А о скупости тех же французов, американцев и про­чих слагаются легенды. Они зря ни за что не заплатят. Может быть, у наших это хорошее качество: раз – и потратил. А почему тратят на потребление? Невыгодно вкладывать деньги. И куда вложишь? Могут отобрать. Страх у многих, что вложишь в будущее, а потом при­дут коммунисты и все отберут. Это нельзя назвать комплексом. Скорее, реальное восприятие действи­тельности. Зачем вкладывать, завод строить, мучиться, когда можно на себя, на свое здоровье потратить... Надо сделать так, чтобы деньги тратили здесь, на благо госу­дарства, чтобы не везли их за границу...

– Некоторых наших бизнесменов, особенно из совместных предприятий, презрительно называют компрадорами: якобы они не патри­оты, не думают о своей стране, укрепляют благосостояние других стран, обслуживают иностранный капитал. Так ли это?

Я сталкивался с такими людьми. Более того, я помогал представителям совместных предприятий бо­роться с наглостью, чванством их иностранных партне­ров. Недавно у меня был предприниматель из француз­ской фирмы, над ним менеджер-француз, приятный, симпатичный, женщинам нравится, но дурак явно. И мы разрабатывали стратегию, чтобы этот горе-менеджер не лез туда, где ничего не понимает. А вот тот человек, которому я помогал, развивает дело, которое останется здесь.

У меня такое ощущение, что иностранцы без содей­ствия наших предпринимателей ничего у нас не сдела­ют. Они не смогут понять, что у нас происходит. Если дадут свободу предпринимателям – все вывезенные капиталы вернутся. Возникнут условия, соответствую­щий климат. Сделали бы общий уровень налогов, как при царе, 18% – все стало бы развиваться, все деньги бы тратились здесь, ничего не тащили бы, не скрывали. Начали бы дороги нормальные строить, боль­ницы открывать, развивать инфраструктуру.

– Недавно прочла заметку, где женщина – то ли экстрасенс, то ли прорицательница – рас­
сказывала, что к ней обращаются богатые люди, которые хотят любви длинноногих кра­савиц на двадцать лет моложе себя. Почему «новые русские
» стремятся к таким услугам?

Как я понимаю, для многих богатых людей важна экономия средств и сил. Ухаживание требует больших
затрат времени. Все хотят быстро чего-то добиться, сразу подавай результат. Вот у меня невроз, давай вылечи его за неделю. У них возникает иллюзия, что во всех жизненных ситуациях можно так же быстро при­нять решение, как и в деловых вопросах. И в любовных делах, и в отношении здоровья. Конечно, они подвласт­ны и моде. Иногда престижно обратиться к целителям. Заплатить 500 долларов колдуну – своеобразный знак, визитная карточка... Многие в казино ходят не потому, что их привлекает игра, азарт... Такой стиль поведе­ния тебя хорошо характеризует. И обладание длинно­ ногими красавицами – это в большой степени гонка за престижем. Особенно поначалу, потом многие отказы­ваются от такой суеты.

– Почему?

Познают «ценность», и потом интерес теряется. Надо учесть, «новые русские» – молодые люди, у них сексуальный интерес не сдерживается. Потому что деньги открывают возможность побороть комплексы. Особенно в наше время, когда женщины стали дороги­ ми. Тоже проявление свободы: ты можешь содержать женщин.

У многих бизнесменов, которые женились до разви­тия дела, возникают серьезные семейные проблемы. Меняется структура взаимоотношений в семье. Муж, пока не открыл свое дело, был одним человеком – отдавал зарплату, находился под пятой жены, она им управляла. А тут стал сам управлять. Все меняется настолько быстро, что жена не успевает сменить стиль отношений. Жены находятся на содержании мужей, но пытаются ими управлять. В семьях бизнесменов возни­кают проблемы: бросить-то семью жалко, для детей ведь дело затевалось...

– Видимо, многие бизнесмены, имеющие та­кие проблемы, ведут богемный образ жизни?

Да. Или находят любовниц. Есть люди, для кото­рых занятие бизнесом означает обретение власти. Сама власть – как наркотик. В том числе и власть над жен­щиной. Хочется иметь как можно больше женщин, гарем. Гарем как признак силы и власти.

– А как же с интеллектуальным, духовным общением?

Думаю, что у большинства бизнесменов нет по­требности в такого рода общении. Удачное дело, при­носящее прибыль, довольно быстро становится скуч­ным. Успешные операции однотипно повторяются. Но­визна только во взаимоотношениях с партнерами и в препятствиях. Один бизнесмен сказал как-то: «Ну хоть бы обворовали, ничего не происходит...» Все идет как по накатанной колее, и вот тогда многие начинают ме­таться. Либо в новое дело встревают, либо в секс уда­ряются, в разгул. Для некоторых моих пациентов пре­одоление невроза – тоже познание самого себя.

– Получается, что вы для них духовный на­ставник?

Мне в последний год пришлось обратиться к Биб­лии, читаю Евангелие, потому что приходится кон­сультировать и по таким вопросам. Многие не могутнайти контакт с духовными отцами, не нравится обста­новка в церкви, которая похожа на магазин, идет тор­говля в храме. Очень много народу, нет возможности вступить в контакт. Не нравится коллективная испо­ведь...

– Итак, подытожим. Возвращаясь к началу нашей беседы, мы приходим к выводу, что «но­вые русские» – самая мощная, сильная и жиз­неспособная часть общества...

В целом, наверное, да. Я знаю богатых людей, которые учились в Америке менеджменту, и они утверждают, что наши предприниматели сто очков вперед дадут американцам. По хватке, работоспособности, по изворотливости. И на Западе очень многих наших управленцев уже боятся и ограждают себя от них. Потому что там щадящие условия для бизнеса. Там ты образо­вание получил, ты от хороших родителей, ты ни в чем не замешан, дисциплинирован и продвигаешься себе потихонечку. Нет у тебя никаких миссионерских комп­лексов, желаний и честолюбия особого нет. У нас так нельзя. Нашим бизнесменам надо сверхусилия какие-то предпринимать, проявлять храбрость, бесша­башность, умение поставить все на карту. И такие ус­ловия заставляют людей очень быстро развиваться.

Беседу вела Надежда ИВАНОВА

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить