ЭКО

Редакционный раздел

Пользователи : 13963
Статьи : 2843
Просмотры материалов : 11747227

      Свежий номер

     f2018 08

       Купить номер

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: АРИЗ Печать

 

 

Altusher01Генрих Саулович АЛЬТШУЛ­ЛЕР — автор ряда книг по тео­рии решения технических задач. Под его руководством уже не­сколько лет коллектив инжене­ров, патентоведов, математиков, психологов ведет разработку ал­горитма решения изобретатель­ских задач.

Что такое АРИЗ? Если очень коротко:

а) АРИЗ — это использова­ние законов развития техниче­ских систем для эффективного решения изобретательских за­дач. Как селекция растений: можно скрещивать растения на­угад, а можно выводить новые культуры, опираясь на знания законов биологии;
б) АРИЗ — это конкретная программа решения технических задач. По этой программе про­цесс решения задачи разбива­ется примерно на ряд последо­вательных операций (шагов) — и каждая выполняется по опре­деленным правилам;
в) АРИЗ — это и аппарат, обеспечивающий специалиста отобранной и сконцентрирован­ной информацией. Таблицы тех­нических противоречий, содер­жащиеся в АРИЗе,— плод дол­гой работы, вобрали в себя творческий опыт многих поко­лений изобретателей, сделали этот опыт доступным любому начинающему изобретателю;
г) АРИЗ — это и система управления психологическими факторами в процессе решения. Существует психологическая инерция, и в АРИЗе есть спе­циальные «шаги», помогающие ее преодолеть;
д) АРИЗ — это и система развития творческого мышле­ния. АРИЗ заставляет думать необычно, смело, постепенно

преобразуя характер мышления. Человек видит системность яв­лений (за деревьями — лес) и одновременно может разглядеть отдельную клетку древесины. АРИЗ помогает видеть явления в развитии, понять, как возника­ют и как преодолеваются про­тиворечия.

А если говорить об АРИЗэ подробнее, то резонно начать с вопроса:

НУЖНА ЛИ ИЗОБРЕТАТЕЛЮ ТЕОРИЯ!

Изобретательство — древней­шее занятие. С изобретения первых орудий труда и нача­лось «рождение» человека. С тех пор сделаны миллионы изобретений, задачи постоянно усложнялись, а ... методы их решения почти не изменились. Представьте себе предприятие, которое постепенно перешло от выпуска каменных топоров к производству ЭВМ — и сохрани­ло при этом первоначальное оборудование... Именно так об­стоит дело с изобретательским творчеством: новейшие техниче­ские идеи вырабатываются древним методом проб и оши­бок. Изобретатель перебирает различные варианты («А если сделать так?..») до тех пор, пока не найдет решение задачи.

Вот как описывает один такой эпизод генеральный конструктор Олег Константинович Антонов:

«Когда конструировали «Антея», особенно сложным был вопрос о схеме оперения. Про­стой высокий киль с горизон­тальным оперениелл наверху при всей ясности и заманчивости этой схемы, рзкомендованной аэродинамиками, сделать было невозможно — высокое верти­кальное оперение скрутило бы, как бумажный пакет, фюзеляж самолета, имеющий огромный вырез для грузового люка ши­риной 4 метра и длиною 17 метров.

Разделить горизонтальное оперение и повесить «шайбы» г.о концам стабилизатора тоже было нельзя, так как это резко снижало критическую скорость фляттера оперения.

Время шло, а схема оперения не была найдена».1

Современное авиационное КБ — коллектив, планомерно ра­ботающий по общей програм­ме. Генеральный конструктор думает о задаче не в одиночку. Каждым узлом самолета зани­мается группа талантливых кон­структоров, располагающих са­мой свежей информацией обо всем, что относится к их спе­циальности. Но если останавли­вается одна такая группа, это сбивает ритм работы всего кол­лектива. Нетрудно представить себе, что стоит за простой фра­зой: «Время шло, а схема опе­рения не была найдена».

«Как-то раз, проснувшись но­чью,— продолжает О. Антонов,— я стал по привычке думать о глазном, о том, что больше Есего заботило и беспокоило. Если половинки «шайбы» опере­ния, размещенные на горизон­тальном оперении, вызывают СЕоей массой фляттер, то надо расположить шайбы так, чтобы их масса из отрицательного фактора стала положительным... Значит, надо сильно выдвинуть их и разместить впереди оси жесткости горизонтального опе­рения...

Как просто!

Я тут же протянул руку к ночному столику, нащупал ка­рандаш и записную книжку и в полной темноте набросал най­денную схему. Почувствовав большое облегчение, я тут же крепко заснул».

За три года до опубликования статьи О. Антонова «Экономиче­ская газета» посвятила, свою шестнадцатистраничную вкладку материалам под названием «Внимание: алгоритм изобрете­ния!»2. В этом алгоритме была, в частности, таблица, помогаю­щая решать задачи, подобные той, над которой билось кон­структорское бюро О. Антоно­ва. Нужно увеличить ПЛОЩАДЬ оперения — это третья строка таблицы; если идти известными путями, возрастает масса, появ­ляется угроза фляттера, т. е. возникает ВРЕДНЫЙ ФАКТОР — это четырнадцатая колонка таб­лицы. На пересечении — в соот­ветствующей клетке таблицы — указаны три приема, причем первый из них совпадает с ре­шением, найденным О. Антоно­вым: «Вредные факторы могут быть использованы для получе­ния положительного эффекта». Такие таблицы публиковались и раньше, знание их резко со­кратило бы время поиска ре­шения.

В цитировенной статье О. Ан­тонов справедливо заметил, что «о процессе творчества написа­но много, в том числе и много чепухи». К сожалению, дело обстоит именно так. Немало заблуждений, ошибочных суж­дений вызвано тем, что об изо­бретениях говорят «вообще», невольно включая в одно поня­тие очень разные технические новшества.

Каждый ли может изобретать? Возможно ли учить творчеству? В чем особенности творчества талантливых изобретателей?

На подобные вопросы нельзя правильно ответить, если не учитывать, что изобретательские задачи бывают разные. Условно их можно разделить на пять уровней. Для решения изобре­тательской задачи первого уров­ня достаточно перебрать с де­сяток вариантов. Такие изобре­тения (а они вполне патентоспо­собны) может делать каждый.

Вот, например, изобретатель­ская задача: «В печь с расплав­ленным металлом подают по трубе жидкий кислород. Как сделзть, чтобы жидкий кисло­род дошел до конца трубы и не превратился бы преждевре­менно в газ?». Первая идея: будем чем-нибудь охлаждать трубу. Иу, а если этого мало? Вторая идея; сделаем трубу, как в термосе, с двойными стенками. Третья идея: с трой­ными стенками. А если и этого мало? Еще одна идея: введем теплоизоляцию. И вот авторское свидетельство № 317707, опу­бликованное в «Бюллетене изо­бретений» № 31 за 1971 год: «Устройство для подачи жидко­го кислорода в расплавленный металл, выполненное в виде четырех концентрически распо­ложенных охлаждаемых труб и наконечника, ОТЛИЧАЮЩЕЕ­СЯ тем, что, с целью предот­вращения газификации жидкого кислорода в потоке, внутренняя труба изолирована от окружаю­щих тепловой изоляцией толщи­ной 15—20 мм».

Я много экспериментировал с этой задачей, предлагая ее научным работникам, конструк­торам, студентам, школьникам. Результат был одинаков: задачу решали с нескольких попыток. Любопытно отметить, что автор­ское свидетельство № 317707 выдано десяти авторам...

Задачи второго уровня тре­буют сотен проб. Их решение не так очевидно и не каждому под силу: если знания и опыт малы, человек выдыхается по­сле десятка попыток. На третьем уровне решения прячутся среди тысяч неудачных вариантов, на четвертом — среди десятков и сотен тысяч, на пятом—среди миллионов вариантов. Можно вспомнить, например, что Эди­сону пришлось поставить 50 000 опытов, чтобы изобрести щелочный аккумулятор. Й это только вещественные опыты, число мысленных экспериментов, все­возможных «а если сделать так?», наверняка было значи­тельно больше.

Вот пример учебной задачи четвертого уровня: «В электрон­ных схемах высокой частоты применяют так называемые ли­нии задержки. Это слоистая конструкция — чередуются слои материалов с низким и высоким омическим сопротивлением (на­пример, сплав Вуда и медь). Толщина слоев 0,1—0,01 мм. Известные способы изготовле­ния (прессование, прокатка) — малопроизводительны, дороги, дают много брака».3

С этой задачей мне тоже до­велось много экспериментиро­вать: для ее решения обяза­тельно требовались подсказки.

Может возникнуть вопрос: но ведь все-таки делаются же изо­бретения высших уровней, зна­чит удается как-то перебрать сотни тысяч вариантов?

Тут действует очень интерес­ный «эстафетный» механизм. Вот появилась задача «ценой» в 100 000 проб. Кто-то потратил полжизни на перебор десяти тысяч проб — и не нашел реше­ния. Потом за задачу взялся другой человек, он перекопал еще какую-то часть поискового поля. И так далее. Задача по­степенно приобретает репутацию неразрешимой, «вековечной». На самом же деле она постепенно перемалывается, упрощается и, в конце концов, кем-то решается. Вот тут-то и появляются исследователи, пы­тающиеся. выяснить — в чем се­крет изобретателя, сумевшего решить «вековечную» задачу... А секрета нет. «Неудачники», штурмующие задачу в начале «эстафеты», могли быть даже более способными, чем тот, кто пробежал последний этап. Про­сто им досталось слишком большое поисковое поле. В сущ­ности, задачу решал не один человек, а целый коллектив. Для очень трудных задач необ­ходима даже кооперация изо­бретателей нескольких поколе­ний. Их усилия постепенно пре­вращают задачу пятого уровня в сравнительно простую задачу второго уровня, кто-то делает последний рывок — все тем же методом проб и ошибок.

ОПЫТ ПОКОЛЕНИЙ — ИНТУИЦИЯ ОДНОГО

Создать рациональную тактику решения изобретательских задач можно лишь на основе объек­тивных закономерностей разви­тия технических систем. Но что это такое?

Рассмотрим конкретный при­мер. Киносъемочный комп­лекс — типичная техническая си­стема, включающая ряд элемен­тов: киносъемочный аппарат, осветительные приборы, звуко­ записывающую аппаратуру и т. д. Аппарат ведет съемку с частотой 24 кадра в секунду, причем при съемке каждого кадра затвор открыт очень небольшой промежуток времени, иногда 0,001 сек. А светильники освещают съемочную площадку все время. Таким образом, полезно используется 2,4% энергии или чуть больше. Остальная энергия расходуется, в сущности, на вредную работу — утомляет артистов. Использовать для светильников переменный ток рискованно, поскольку частота промышленного переменного тока (50 герц) не совпадает с частотой съемки; в промежутках между периодами излучение ламп падает, и колебания света могут отразиться на освещенности площадки.

Итак, мы имеем техническую систему, основные элементы которой «живут» каждый в сво­ем ритме. Отсюда недостатки системы. Одна из объективных закономерностей развития тех­нических систем состоит в том, что системы с несогласованной ритмикой вытесняются более совершенными системами — с согласованной ритмикой. В дан­ном случае нужны безынерци­онные светильники, работающие синхронно и синфазно враще­нию шторки объектива.

По авт. св. № 174586 для об­легчения выемки угля пласт разрыхляют, для этого пробу­ривают скважины, заполняют их водой и передают через нее импульсы давления. Частота импульсов определяется характе­ристиками используемого обо­рудования. А у пласта своя соб­ственная частота колебаний. Две части системы работают каждая в своем ритме — явное наруше­ние принципа согласованности ритмики. И вот появляется авт. св. № 317797: «Способ предва­рительного ослабления угольно­го пласта путем воздействия на породы массива искусственно создаваемыми импульсами, ОТ­ЛИЧАЮЩИЙСЯ тем, что с целью повышения эффективно­сти колебания на массив, пред­варительно приведенный в воз­бужденное состояние, воздейст­вуют направленными импульса­ми с частотой, равной частоте собственных колебаний масси­ва».

Изобретения по авт. св. № 174586 и 317797 разделены промежутком в семь лет. Эти семь потерянных лет — плата за незнание объективных зако­нов развития технических си­стем.

Принцип согласования ритми­ки частей системы — всего лишь одна из многих закономерно­стей, определяющих развитие технических систем. Но даже знание этой одной закономер­ности дает изобретателю мощ­ный эвристический инструмент. Можно рассматривать разные технические системы и созна­тельно их совершенствовать. Внешне АРИЗ представляет собой программу последова­тельной обработки изобрета­тельской задачи. Объективные закономерности развития технических систем заложены в са­мой структуре программы или выступают в «рабочей одеж­де»— в виде конкретных опе­раторов.

Во многих случаях решение задачи затруднено потому, что поставлена она неверно: надо решать не данную задачу, а дру­гую. В АРИЗе это учтено. По­лучив задачу, изобретатель, пользуясь определенными пра­вилами, проверяет возможность и целесообразность ее транс­формации или даже полной за­мены. При этом подчас обна­руживаются совершенно новые задачи, выявляется логика раз­вития технической системы. АРИЗ поэтому можно рассмат­ривать и как алгоритм прогно­зирования развития технических систем.

Выбранный изобретателем объект рассматривается, соглас­но АРИЗу, как элемент законо­мерно развивающейся системы. В ходе анализа сначала выявля­ется техническое противоречие, возникающее между частями (или свойствами) системы, а за­тем локализируется причина технического противоречия — определяется физическое про­тиворечие.

Физическое противоречие представляет собой разные и несовместимые требования к одной части объекта. Например, в двигателе внутреннего сгора­ния стенки цилиндра должны быть горячими, чтобы был обеспечен высокий к. п. д., и эти же стенки цилиндра должны быть холодными, чтобы был высокий коэффициент наполне­ния при такте всасывания и, сле­довательно, достаточная мощ­ность двигателя. Такого рода противоречия могут быть устра­нены с помощью определенных типовых приемов. АРИЗ сводит обширное поисковое поле к не­скольким пробам, необходимым для подбора нужного варианта устранения физического проти­воречия.

Выявление физического про­тиворечия ведется по четким правилам. Вот, например, зада­ча: «Есть фильтр для очистки воздуха от неметаллических ча­стиц пыли. Фильтр представляет собой конструкцию из многих слоев металлической ткани. Время от времени фильтр необходимо счищать от забившей его пыли. Осуш,ествляют это продувкой фильтра в обратном направлении. Очистка идет слишком долго. Как быстрее убирать пыль из фильтра?».

Люди, не знающие АРИЗа, начинают перебирать бесчисленные варианты: а если вымывать пыль? А если выбивать ее вибрацией? А если что-то растворять? С позиций АРИЗа задача проста. Существует правило, по которому целесообразно рассматривать изменение не природных, а технических элементов. Пыль — природный элемент. Металлическая ткань — элемент технический. Следовательно, удалять, вымывать, растворять, разрушать надо не пыль, а сам фильтр. Поры фильтра должны быть маленькими при работе и должны быть большими при очистке. Решение: заменим ме­таллическую ткань ферромаг­нитными крупинками, удержи­ваемыми магнитом или электро­магнитом.

 

Altusher02

«АЛГОРИТМ ИЗОБРЕТЕНИЯ». СТУДИЯ «ЦЕНТЙНАУЧФИЛЬМ», 1974.

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ИЗОБРЕТАТЕЛЬ УЗБЕКСКОЙ ССР ЮРИЙ ВАЛЕНТИНОВИЧ ЧИННОВ.

С ПОМОЩЬЮ АРИЗа ОН ДЕЛАЛ СВЫШЕ 60 ИЗОБРЕТЕНИИ.

 

Такие задачи с помощью АРИЗа решают восьмиклас­сники.

После выявления физического противоречия изобретатель об­ращается к информационному аппарату АРИЗа: к системе ти­повых приемов устранения про­тиворечий, к таблицам приме­нения типовых приемов, к ука­зателю использования физиче­ских эффектов и явлений.

Уже давно известно, что изо­бретатели используют какие-то приемы преобразования исход­ного технического объекта: раз­деление, объединение, инвер­сию («сделать наоборот») и т. д. Разные авторы приводили спис­ки приемов, но списки эти были неполными, наряду с сильными приемами в них фигурировали приемы слабые и устаревшие. А главное — оставалось неиз­вестным: когда какой прием применять.

При разработке АРИЗа велся систематический анализ патент­ного фонда: выделялись и ис­следовались изобретения треть­его и более высоких уровней, определялись содержащиеся в них технические противоречия и способы их устранения. На этой основе составлены таблицы наиболее типичных противоречии и списки основных приемов их устранения.

 

Altusher03

«АЛГОРИТМ ИЗОБРЕТЕНИЯ». СТУДИЯ «ЦЕНТРНАУЧФИЛЬМ», 1974.

БАКИНСКИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ТЕХНИЧЕСКОГО ТВОРЧЕСТВА

ВЕДЕТ ЗА­НЯТИЕ Г. С. АЛЬТШУЛЛЕР.

В сущности, АРИЗ организует мышление изобретателя так, будто в распоряжении одного человека имеется опыт всех (или очень многих) изобрета­телей. И, что очень важно, опыт этот применяется талантливо. Обычно даже маститый изобре­татель черпает из опыта реше­ния, основанные на внешней ана­логии: вот эта новая задача похо­жа на такую-то старую задачу, значит, и решения должны быть похожими. «Аризный» изобрета­тель видит глубже: вот в этой новой задаче такое-то физиче­ское противоречие, значит, можно использовать решение из старой задачи, которая внеш­не совсем не похожа на новую задачу, но содержит аналогич­ное физическое противоречие. Стороннему наблюдателю это кажется проявлением мощной интуиции,..

А КАК ЖЕ СПОСОБНОСТИ?

На двадцатом этаже живет кзрлик. Утром, направляясь на работу, он входит в лифт, на­жимает кнопку и опускается на первый этаж. Вечером, возвра­щаясь с работы, он заходит в лифт, нажимает кнопку и под­нимается на десятый этаж, а дальше идет пешком. Почему он не поднимается в лифте на двадцатый этаж?

 

Altusher04

«АЛГОРИТМ ИЗОБРЕТЕНИЯ». СТУДИЯ «ЦЕНТРНАУЧФИЛЬМ», 1974.

ОБСУЖДЕНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ И ПОСЛЕ ЗАНЯТИЙ...

 

Эту задачу, приведенную анг­лийским ученым Г. Аизенком во введении к книге «Проверь­те свои способности» (русский перевод изд. «Мир», 1972), я не раз предлагал слушателям, при­ступающим к изучению теории решения изобретательских за­дач. Редко ответ был правиль­ным: «Карлик может дотянуться только до десятой кнопки». Через восемь-десять занятий я снова предлагал эту задачу. К этому времени слушатели уже знали, что решению творческих задач мешает психологическая инерция, обусловленная, прежде всего, косностью, инертностью терминов, в которых ставится задача. Таких терминов в зада­че Айзенка два — «карлик» и «лифт». Решая задачу, слушате­ли на этот раз заменяли термин «карлик» словами «человек очень маленького роста». Ре­зультат: более половины слуша­телей сразу давали правильный ответ.

В АРИЗе широко используют­ся конкретные операторы пре­одоления психологической инер­ции. Устранение специальных терминов — простейший из та­ких операторов. Другой опера­тор (он называется оператором РВС) представляет собой шесть мысленных операций: начнем мысленно уменьшать размеры объекта — и посмотрим, что из­менится в задаче, какие новые стороны в ней откроются, затем мысленно увеличим размеры объекта — и снова проследим, как меняется задача; потом бу­дем увеличивать — уменьшать скорость объекта и его стои­мость.

Однажды я предложил слу­шателям решить задачу о кар­лике, используя оператор РВС. Я не дал убрать слово «кар­лик», пересказал задачу и пред­ложил сразу применить опера­тор РВС. «Карлик стал вдвое ниже... Наверное, в задаче ни­чего не изменится»,— сказал один из слушателей. Другой предложил: «Карлик стал в де­сять раз ниже... в сто раз...» Тут посыпалось: «Да он попрос­ту не откроет дверь лифта... Не дотянется до кнопки. Он и раньше не дотягивался, поэтому шел пешком...» Я не успел уло­вить момент решения задачи: пять или шесть человек, пере-бизая друг друга, одновремен­но сказали правильный ответ.

Больше я не давал эту задачу «на растерзание» операторам РВС, она становилась слишком легкой...

Могут сказать: так что же, достаточно освобождать задачи от мешающих терминов и при-А/енять оператор РВС — и ста­нешь умнее?

Опыт обучения АРИЗу свиде­тельствует: освоение операций описанного типа ощутимо под­нимает зффективно.сть решения творческих задач. Но дело в том, что подобных операций не две — их десятки. А главное — они образуют систему мышле­ния.

Чем талантливое мышление отличается от мышления обыч­ного?

В 1911 г. была создана каме­ра Вильсона — один из основ­ных инструментов ядерной физики. Заряженные частицы, дви­гаясь в пересыщенном водяном паре, заполняющем камеру, становились видимыми, образо­вывали след из капелек жид­кости. Были предложены тыся­чи усовершенствований камеры Вильсона. Но почти полвека ни­кому не приходила в голову идея «антикамеры», в которой след образовывался бы пузырь­ками газа в жидкой среде. В 1960 г. Д. Глезер получил Нобелевскую премию за созда­ние пузырьковой камеры...

Предположим, надо опустить в котлован монолитную стотон­ную глыбу (фундамент печи), а в вашем распоряжении только кран грузоподъемностью в трид­цать тонн. Как быть? Изобрета­тель, получив такую задачу, со­средоточивается на мыслях о существующем кране: а если как-то изменить его? Слабый изобретатель рассматривает ма­ло вариантов, сильный — настой­чиво перебирает много вариан­тов, причем эти варианты за­метно отличаются от исходного «образа» крана. Но оба видят только техническую систему, указанную в условиях задачи,— это тоже психологическая инер­ция. Творческие задачи эффек­тивнее решать в обход: изме­нять надсистему, в которую вхо­дит данная система, или менять подсистемы, из которых она со­стоит. «Крановую» задачу мож­но решать, изменив строитель­ный объект в целом: если для печи не нужен будет тяжелый фундамент, не придется беспо­коиться о кране. Можно изменить подсистемы крана, напри­мер, вещество, из которого сде­лан кран. Почему кран должен быть металлическим? Набьем котлован льдом, вкатим на лед глыбу, а потом ледяной «кран» сам растает и опустит глыбу (кстати, именно так эта задача была решена на практике).

Качественное отличие талант­ливого мышления состоит, преж­де всего, в умении видеть не только данную в задаче систе­му, но и надсистему и подси­стемы. Иными словами, когда речь идет о дереве, надо — хотя бы «боковым зрением» — видеть лес (надсистему) и от­дельную клетку древесины (под­систему).

Более высокая степень талан­та отличается умением видеть на каждом уровне — линию раз­вития: прошлое, настоящее, бу­дущее. Еще более высокая сте­пень таланта связана с умением видеть не только систему, над­систему, подсистему, но и их антиподы: кран — антикран, печь — антипечь и т. д.

«Кинотеатр» талантливого мышления, таким образом, очень сложен: три яруса (под­система, система, надсистема) и на каждом ярусе отдельные «экраны» для прошлого, настоя­щего и будущего. Мало того, на каждом «экране» позитивное и негативное изображения. Вот такое сложксе кино...

Впрочем, зто еще не все. Каждый «экран» должен то уве­личиваться, то уменьшаться в размерах: «кино» должно идти то в ускоренном, то в замедленном темпе (оператор РЕС). Да и самих экранов должно быть намного больше. Подлинно талантливое мышление имеет много ярусов вверх от системы (надсистема, наднадсистема...) и вниз (подсистема, подподсисте-ма.„) и много «экранов» влево от системы (недавнее прошлое, далекое прошлое...) и вправо (близкое будущее, далекое бу­дущее...).

Сложно?

Да, сложно. Мир, в котором мы живем, устроен сложно. И если мы хотим познавать его и преобразовывать, наше мыш­ление должно правильно отра­жать этот мир. Сложному, ди­намичному, диалектически раз­вивающемуся миру должна со­ответствовать в нашем сознании адекватная модель — сложная, динамичная, развивающаяся диа­лектически. Зеркало, отражаю­щее образ мира, должно быть большим, но, к сожалению, в реальной творческой деятель­ности обычно пользуются ма­леньким осколком зеркала. Ча­ще всего изобретатель видит данную в задаче систему — и только.

Мышление по «полной схеме» пока величайшая редкость. Но такое мышление можно разви­вать, к нему можно подводить, если не всех, то очень многих. Одна из главных функций АРИЗа и состоит в том, чтобы разви­вать творческие способности.

Трудно представить себе ру­ ководителя спортивной коман­ ды, который совершенно не беспокоился бы о регулярной и продуманной тренировке

спортсменов. Но отнюдь не редкость, когда руководитель инженерного коллектива не ду­мает о развитии творческого мышления своих инженеров.

Научная организация творче­ского процесса — настоятельное веление времени. Пройдет не­сколько лет и первейшим ка­чеством каждого инженера ста­нет его творческий потенциал: умение генерировать новые идеи, знание эффективных ме­тодов решения творческих за­дач, наличие тренированного творческого воображения, спо­собность быстро осваизать и перерабатывать новую инфор­мацию.

Готовиться к этому надо се­годня, сейчас.

 


 

До сих пор не изжито представление, будто изобретательство — это наитие «свыше», нисходящее на нас вдохновение, что-то вроде «поэтического угара» в технике. К великому сожалению, умалчивается вся правда о сущности тяжелого, но и радостного изобретательского труда.

А. Л. МИНЦ, академик

 

1 «Литературная    газета»,    14   августа 1968 г.
2 «Экономическая газета», № 35, 1 сентября 1965 года, 27-й выпуск вкладки «Технико-экономические зна­ния».
3 Сборник задач и упражнений по методике изобретательства. Выпуск 2. Институт тепло- и массообмена АН БССР. «Материалы к семинару по ме­тодике изобретательства». Минск, 1971, с.   20.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить