ЭКО

Редакционный раздел

Пользователи : 13958
Статьи : 2843
Просмотры материалов : 11598557

      Свежий номер

     f2018 08

       Купить номер

 

Тема недели: Неформальный рекорд

zarplata3В 2016 году неформальный сектор в России вырос до рекордных масштабов за последние 11 лет, - пишет РБК, ссылаясь на данные Росстата. Согласно официальным данным, в 2016 году в неформальной экономике были заняты 15,4 млн человек, или 21,2% от общего количества занятых. В то же время альтернативные оценки относят к теневому сектору около 30 млн россиян (более 40% экономически активного населения).

Отчасти двукратное расхождение в цифрах может объясняться терминологической несогласованностью исследователей. Согласно общепринятой классификации,теневая экономика в широком понимании включает в себя не только неформальный сектор (разрешенные законодательством виды деятельности, участники которых не платят налоги), который только и учитывается Росстатом, но также и фиктивный, и подпольный сектора. К первому принято относить коррупционную деятельность (взятки, откаты, приписки, незаконные льготы и выгоды и т.п.), ко второму - нелегальные и криминальные виды деятельности (наркобизнес, контрафакт, контрабанда, рэкет, содержание притонов и т.п.). Так что во всех случаях, когда речь идет о масштабах теневой экономики, нужно уточнять, что конкретно включает это понятие.

Кроме того, на итоговых цифрах, безусловно, сказываются различия в методиках подсчета. Согласно критериям Росстата, к занятым в неформальном секторе относятся те, кто работает на предприятиях, не зарегистрированных в качестве юрлица (т.е. самозанятые, фермеры, индивидуальные предприниматели и т.д.), но не относятся граждане, работающие на зарегистрированных предприятиях, но получающие оплату по «серым» схемам. Между тем, по оценкам РАНХиГС, не менее 21,7 млн человек в 2015 году имели дополнительные к основному месту работу неоформленные заработки либо получали часть зарплаты «в конвертах». Об этом же свидетельствуют опросы и исследования различных агентств. Так, по данным HeadHunter, в августе 2016 года, 28% опрошенных россиян получали часть зарплаты, а еще 11% – все жалованье «в конверте».

Откуда же берутся эти самые 15,4 млн неформально занятых? Росстат рассчитывает их количество, как разницу между числом всех занятых в экономике и количеством рабочих мест, замещенных на предприятиях-юрлицах, - объясняет директор Центра трудовых исследований ВШЭ Владимир Гимпельсон. Объем скрытого фонда оплаты труда Росстат тоже пытается оценивать косвенными методами – путем вычитания из общих расходов домохозяйств суммы всех зарегистрированных доходов. По его оценке, в 2015 году теневой ФОП составил 10,9 трлн рублей, это порядка 28% от неформальных зарплат в стране в том же году составил около 12 трлн руб. «Шесть триллионов рублей — это конвертные схемы и около шести триллионов — это зарплаты неформального сектора», - цитирует РБК замминистра финансов Владимира Колычева.

Безусловно, степень «тенизации» сильно варьирует по отраслям и по регионам. По данным «Ведомостей», лидером по выплате «белых» зарплат является финансовый сектор - банки, лизинговые и инвестиционные компании - 83% работников получают официальную зарплату. Затем идут добывающие компании, прежде всего – нефтегазовые - (79% сотрудников подтвердили, что им платят «вбелую»). В государственном секторе, вопреки ожиданиям, доля белых зарплат не превышает 73%, а в образовании и науке – 72%. (в последней «Теме недели» ЭКО писал о том, что как администрации школ манипулируют цифрами отчетности, чтобы подогнать размеры зарплаты педагогов до требуемого уровня). В производственном секторе, в транспортных и логистических компаниях в 2016 году доля «белых» выплат не превышала 65-66%. «Хуже всего дело обстоит в сфере услуг. Например, 59% домработниц, нянь и другого домашнего персонала получают черную зарплату. В ресторанном бизнесе 90% компаний работают всерую», - цитирует издание Екатерину Стародубцеву, директора Hurma Recruitment.

Региональные различия тоже довольно заметны. Наименьшая доля неформальной экономики отмечена в северных добывающих регионах и в Москве, в экономике которых высока доля «белых» работодателей. Больше всего занятость в неформальном секторе характерна для южных регионов: наибольшую долю «неформально» занятых Росстат фиксирует в Чечне (63,3%), Дагестане (55,7%) и Кабардино-Балкарии (50,4%). Впрочем, многие эксперты сходятся в том, что региональной статистике в отношении южных регионов доверять не стоит (см. хотя бы статью Н.В.Зубаревич в сегодняшней архивной подборке).

Больше всего тревожит тот факт, что по любым оценкам (как официальным оценкам, так и альтернативным), неформальный сектор, который, планомерно сокращался в 1999-2010 годах, начиная с 2011 года непрерывно растет. В условиях ухудшения экономической ситуации предприятия стремятся снизить общую налоговую нагрузку. При этом сами работники все чаще соглашаются работать за «черную» и «серую» зарплату, хотя их социальные права в таком случае оказываются менее защищенными

754924556710234По данным РБК, Минфин планирует до конца года разработать комплекс мер по выводу бизнеса из тени, предлагая, в частности, провести налоговый маневр по схеме «22/22»: снизить ставку страховых взносов до 22% с одновременным повышением ставки НДС до той же величины. Как объяснял изданию Владимир Колычев, маневр позволит «ненасильственно» обелить экономику, снизит стоимость переключения с неформальных практик на формальные. Бездействие же, по мнению Минфина, может привести к росту неформального сектора, и сокращению налоговых поступлений в бюджеты и страховые фонды.

Насколько этот маневр окажется эффективным, трудно предугадать. Но вероятнее всего, одной меры будет недостаточно. Экономический кризис привел к криминализации экономики даже в законопослушной Европе, о чем мы писали год назад в "Теме недели" (см. Кризис на руку пиратам"). По информации правоохранительных органов, европейские теневые синдикаты образуют целые сети с представительствами в десятках стран.

В современной истории России период 1990-х годов тоже был отмечен разгулом (если не засильем) теневого бизнеса - в его широком понимании. По некоторым оценкам, его объем в 1991 году доходил до 1/4 ВВП.

Предлагаем читателям освежить в памяти публикации ЭКО прошлых лет, посвященные анализу различных аспектов теневой экономики и неформальной занятости. Кроме того в подборку включена статья Н.В.Зубаревич, раскрывающая некоторые особенности статистического учета в регионах.

В.Ю. Буров Теневая деятельность малых и средних предприятий – № 04/2008

С.В. Белоусова Экономическая преступность: тенденции и пути преодоления (на примере Иркутской области) - № 11/2014

С.Ю. Барсукова Контрафакт в вопросах и ответах - № 10/2008

О.Н. Бекетова О государственном контроле производства и оборота алкогольной продукции –№ 04/2016

Зубаревич Н.В. «Лукавые цифры» на карте Родины № 04 / 2012

 

 

Комментарии  

 
0 #1 Алена Шелковникова 19.04.2017 14:42
Несмотря на негативный окрас статьи, неформальная экономика пережила тех, кто уверял, что дни ее сочтены.
Испытывая на себе реформы, она продемонстриров ала иммунитет к попыткам привить ей рациональность рынка, к огосударствлени ю экономической жизни. Господство плана и рынка переживало кризисы и подъемы. Едва ли кто замечал тогда, что рядом существует иная реальность — неформальная экономика. Искоренить ее не просто, т.к. корни явления пустились глубоко в историю, традиции, стали частью ментальности. Есть и позитивный момент: основная функция теневой экономики - содействовать экономической системе, когда в последней возникают сбои. В условиях экономического спада потребители с неофициальными доходами через дополнительный спрос стимулируют рост производства. Рынок в условиях дефицита наполняется нелегальными товарами и услугами, что позволяет сдерживать инфляцию. Тем не менее она не только угрожает нац. безопасности и ведет к перераспределен ию неучтенных доходов, но и вредит имиджу нашей страны.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Похожие ccылки