ЭКО

Редакционный раздел

Пользователи : 13958
Статьи : 2843
Просмотры материалов : 11598543

      Свежий номер

     f2018 08

       Купить номер

 

Тема недели: Встретить кризис во всеоружии. Население вырабатывает антикризисные модели поведения

koshelek-s-monetkoy

   Новостью недели, вызвавшей шквал возмущенных публикаций в соцсетях, стало снижение Правительством РФ официального прожиточного минимума за IV квартал 2015 года на 2,28% относительно предыдущего периода.  Для трудоспособного населения прожиточный минимум в среднем по России установлен в размере 10187 руб., для пенсионеров — 7781 руб., для детей — 9197 руб. Это при том, что официальная инфляция, включающая в том числе, цены на продовольствие, за тот же период составила 2,3%.

 

   

Такая разница обусловлена различиями в структуре минимальной потребительской корзины и корзины для расчета инфляции. Вторая включает 135 наименований товаров и услуг и корректируется ежегодно на основе данных о структуре потребления домохозяйств, в которой на 2015 г. доля продовольствия составляла 37,3% (в 2016 г. – 38%), непродовольственных товаров – 37,1% (36,5%), услуг – 25,6% (25,5%).

Минимальная же потребительская корзина составляется на основе потребления 10-20% самых бедных граждан и корректируется один раз в пять лет (в последний раз – в 2013 г.). В ее структуре продовольствие занимает ровно 50%, что в целом понятно: чем беднее семья, тем меньше у нее денег остается на что-то помимо еды. Так, по последним данным – за III квартал 2015 г. – расходы на питание 10% самых бедных россиян составляли 45,9% всех их расходов, в то время как у 10% россиян с наибольшими доходами – всего 20,2%.

Собственно, последнее снижение размера минимального прожиточного минимума в правительстве объясняют падением в III квартале цен на самые «ходовые» у бедных продукты питания: картофель, капусту, морковь. И все бы ничего, эти продукты действительно подешевели, но вот только именно величина прожиточного минимума, а вовсе не размер официальной инфляции используется для оценки уровня жизни населения в стране в целом и в отдельных ее регионах, расчета размера социальных выплат, формирования бюджетов. Это значит, что реальные доходы граждан, особенно малоимущих, опять сократятся, хотя официальная бедность будет расти более медленными темпами.

На сегодня доходы ниже официального прожиточного минимума, по данным Росстата, получают 14,1% россиян, это 20,3 млн человек, то есть примерно 13 городов размером с Новосибирск, 2,5 Москвы или 24,5 Краснодара. Больше бедных в России в последний раз было в 2006 г. Даже в 2008 и 2009 гг. цифры были ниже сегодняшних. «Благодаря» снижению прожиточного минимума социальные пособия для них за IV квартал 2015 будут урезаны (притом, что эти цифры используются для расчета выплат уже в 2016 г.).

Беднейшие слои населения и в «сытые годы» вынуждены ограничивать свое потребление лишь товарами и услугами первой необходимости, а в кризис именно эти товары, как правило, дорожают опережающими темпами (см. статью «Инфляция «официальная и реальная» в сегодняшней подборке «ЭКО»). Несмотря на некоторое снижение сезонных цен на овощи, подмеченное статистикой, согласно опросам РОМИР, доля тех, кому пришлось в 2015 г. пришлось сократить расходы на еду и товары первой необходимости, выросла более чем в полтора раза - с 17% до 27% (почувствуйте, как говорится, разницу с официальным уровнем бедности) (http://romir.ru/studies/764_1456952400/).

В целом, по данным РОМИР, в феврале 2016 г. уже 71% респондентов оценили текущую экономическую ситуацию в стране как кризисную (годом ранее – 53%). Даже представители среднего класса в этих условиях оказались вынуждены снижать стандарты потребления. «Экономия на привычных раньше тратах — теперь новая привычка: представители среднего класса сокращают расходы на еду, одежду и обувь, путешествия, еду вне дома, обслуживание автомобиля. Они покупают меньше и выбирают более скромные товары. Неизменными остаются лишь траты на детей и медицинское обслуживание», – пишет РБК http://www.rbc.ru/magazine/2016/02/56a77c339a79476feacd01b3.

Недавно представители федеральной власти «обрадовали» сограждан, заявив, что скорого окончания кризиса ждать не приходится. То есть нам придется заново учиться быть экономными и разумно распределять семейный бюджет. В этих условиях мы полагаем, что главное – не потерять голову и не удариться в панику. В конце концов, российский опыт преодоления кризисных ситуаций является едва ли не самым богатым в мире. А для выработки наиболее рациональной модели поведения предлагаем вашему вниманию, дорогие читатели, подборку публикаций, посвященных различным аспектам оценки реальной инфляции и реакции на нее разных социальных страт населения страны.

 


Таблица 1. Средний прожиточный минимум в некоторых регионах России

Средняя зарплата в 2015 г.

Средний прожиточный минимум за 4 квартал 2015 г., руб.

Российская федерация

32000

9673

Алтайский край

19000

8785

Воронежская область

23700

7884

Забайкальский край

23000

10633,12

Камчатский край

46000

18427

Краснодарский край

23500

9261

Красноярский край

26600

10598

Республика Мордовия

19000

7863

Нижегородская область

24400

8382

Новосибирская область

16000

10117

Москва

60000

15141

Омская область

26200

8338

Приморский край

30900

12535

Республика Саха

48600

15515

Республика Татарстан

24600

7775

Свердловская область

29800

10120

Ханты-Мансийский АО

56300

14350



Таблица 2. Динамика потребительских цен по группам товаров и услуг в 2014–2015 гг.

Годы

Инфляция

Базовая инфляция

Прирост цен на продовольственные товары

Прирост цен на продовольственные товары1

Прирост цен на плодоовощную продукцию

Прирост цен на непродовольственные товары

Прирост цен на непродовольственные товары без бензина

Прирост цен на платные услуги

2013

6,5

5,6

7,3

7,1

9,3

4,5

4,4

8

2014

11,4

11,2

15,4

14,7

22

8,1

8

10,5

2015

12,9

13,7

14

13,6

17,4

13,7

14,5

10,2

янв.16

1

0,8

1,2

0,6

6,2

0,7

0,8

1

 за янв. -февр. 2016*

1,6

 

 

 

 

 

 

 

1 Без учета плодоовощной продукции

* Данные Росстата



Таблица 3. Индекс стоимости жизни по отдельным городам РФ (в среднем за год, в разах)

 

2012

2013

2014

2015

Российская Федерация

1

1

1

1

Белгород

0,85

0,86

0,89

0,88

Воронеж

0,92

0,9

0,92

0,93

Калуга

0,93

0,93

0,99

1

Москва

1,28

1,29

1,26

1,27

Санкт-Петербург

1,08

1,09

1,08

1,08

Краснодар

0,94

0,95

0,97

0,97

Казань

0,89

0,91

0,93

0,92

Нижний Новгород

1,01

1,02

1,04

1,03

Самара

1,05

1,02

1

1

Екатеринбург

1,07

1,06

1,04

1,04

Ханты-Мансийск

1,28

1,24

1,26

1,22

Барнаул

0,88

0,88

0,88

0,89

Красноярск

1,03

1,04

1

1

Кемерово

0,87

0,9

0,89

0,89

Новосибирск

1,02

1,03

1,02

1,02

Омск

0,83

0,84

0,85

0,85

Якутск

1,32

1,3

1,29

1,27

Петропавловск-Камчатский

1,66

1,61

1,64

1,59

Хабаровск

1,38

1,35

1,33

1,36

Южно-Сахалинск

1,39

1,36

1,37

1,31

Анадырь

1,75

1,73

1,63

1,55

Билибино*

2,07

2,02

1,89

1,75

 

 

Предлагаем вниманию читателей статьи, посвященные этой теме:

 

       № 03 / 2012 Инфляция «официальная» и «реальная» Глущенко К.П.


     № 08 / 2012 Лекарство при инфляции: соображения, навеянные статьей К.П. Глущенко «Инфляция “официальная” и “реальная”» Зоркальцев В.И.


      № 10 / 2014 Бедность пенсионеров: как преодолеть Соловьёв А.К., Мележик Н.В.


      № 7 / 2013 Потребление и потребительство молодёжи в «интерьере» бедности родительских семей (на примере Урала) Павлов Б.С. 


      № 05 / 2012 Подвижность социальной пирамиды в условиях экономического кризиса Мостовая Е.Б.


      № 05 / 2011 Траектории перемещения населения России в пространстве «бедность – не бедность» в 1990–2000-е годы Богомолова Т.Ю.    

 

       № 04 / 2011 Трудовой хлеб. Как прокормиться на зарплату Рождественская Л.Н.   


       № 12 / 2014 Частота выплаты зарплаты: макроэкономический эффект Субракова Л.К.

 

 

 

 

 В стране как не было порядка, так и нет. Госпрограммы не выполняются, промышленное производство продолжает деградировать, благие намерения, смелые инициативы и мудрые советы тонут в болоте канцелярских бумаг, директив и инструкций. Что в России действительно цветет и развивается – это бюрократический аппарат. Причем, не только на всех уровнях государственного управления, но и в частном секторе.

 

Иногда забюрократизированность повседневной жизни хозяйствующего субъекта напоминает «легкие шаги безумия», в чем  журнал как самостоятельно хозяйствующий субъект (автономная некоммерческая организация)  убеждается на собственном опыте. Так, во время подготовки этого номера Агентство «Роспечать», с которым мы сотрудничаем уже больше четырех десятков лет, затребовало справку о том, что наш журнал не является эротическим  или  рекламным. Казалось бы,  научный журнал, входящий в список ВАК, можно было бы «автоматом» отнести к числу изданий, связанных с образованием, наукой и культурой и  поэтому облагаемых льготным НДС. Ан нет: около двух тысяч только научных изданий обязаны ежегодно слать заявления с образцами своей продукции в Федеральное агентство по печати, которое  выдает такие справки... да только выслать  их по почте не может: деньги на это  в его бюджет не заложены! 

 

Если раньше для подписки на журнал через редакцию достаточно было оплаты счета, теперь без обширного договора, иногда с очень экзотическими условиями,  актов сдачи-приемки по каждому номеру не обойтись. Часто такте договоры проходят несколько итераций, и  в итоге затраты на почтовые отправления, переписку и т.д. сопоставимы с   ценой самого журнала. Вот пример: региональное подразделение федерального АО со 100%-м госучастием  для составления договора подписки затребовало  от нас целыхт семь документов:  учредительные,   приказ о назначении главного редактора, список аффилированных лиц и т.д. Требовалось подписать антикоррупционное соглашение  и это  при    сумме договора  аж  2000  (!) руб. !        Надо сказать, что антикоррупционные разделы стали все чаще появляться в договорах о подписке.  Похоже,   при озвученной Счетной палатой сумме  нарушений в использовании бюджетных средств  -  полтриллиона рублей  -  начать борьбу решили с ничтожно  малого. 

     Конечно, кто спорит,   копейка рубль бережет, вот только бизнес бы  при этом не убить! Налоги на труд за последние шесть лет  для микропредприятий выросли с 16% до 36,5%, а для  издательств как организаций, создающих интеллектуальный продукт, у которых до 90% затрат зарплата,   это означает очень существенное повышение налоговой нагрузки. 

 

Предлагаем вниманию читателей статьи, посвященные состоянию госуправления в стране.

Ершов. Ч.11. (№3)

Ясин Е.Г. №10/2010

Швецов, Булаш №11/2009

Карманова Н.Е. Благородный суицид государства №7/2010

Авдашева С.Б. №4/2013

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Похожие ccылки